Лев РОДНОВ и Ко

 

(Евангелие от юристов)

 

 

Книга-альбом "Нить Ариадны" очень необычна. Это - не очередное "казенное" издание, а по-настоящему честный друг и надежный собеседник. Такую книгу, не стыдясь, можно передать потомкам. Потому что она полна живым волнением, острым смыслом и высокой пристрастностью ее авторов. На страницах книги сфокусированы духовные и гражданские устремления участников этого интеллектуального проекта - мысли, афоризмы, сформулированные личные принципы руководителей юридических ведомств и организаций республики.

 

 

Авторы-соучастники книги "Нить Ариадны": Юрий СУХАНОВ, Владимир УТКИН, Сергей ПАНОВ, Вячеслав ОСИПОВ, Любовь ДОБРОВОЛЬСКАЯ, Владимир ИВШИН, Александр ПЕРЕВОЩИКОВ, Алексей ЕРМОЛИН, Анатолий БАЖАЙКИН, Анатолий ТРУШИН, Владимир НИКЕШКИН, Владислав ПОДЖАРОВ, Игорь ОНЕГОВ, Ксения КАМАШЕВА, Сергей РУССКИХ, Виктор ЧЕРНЯЕВ, Константин МАМИЛОВ, Рустэм ЗАЙНУЛЛИН, Александр АНИКИН, Дмитрий ТАЛАНТОВ, Зульфия АКУЛОВА, Алексей ОРЛОВ, Антон ЯРОВ (патронаж проекта), Лев РОДНОВ (идея, текст, формулировки), Михаил ВАХРИН, Александр БАЛТИН, Юлия РОДНОВА (художники).

 

 

Инициатор проекта - Клуб юристов г. Ижевска

Продюсер проекта - НТВП "Кедр"

Исполнитель - "Творческий фонд "Русская легенда"

 

*****************************

 

 

МЫСЛИ

 

Этот вариант текста – самый полный, без сокращений и цензуры Заказчика.

 

 

 

Информация – дом, в котором живут наши представления о нормах и приоритетах личного и коллективного существования. Поле информации – место, где созревают высшие плоды разума. Осмысление и мотивы поступков. Душа питается этими плодами. И они не должны быть отравленными.

Поле информации, как добрый дом, пригодно для продуктивной работы и жизни. И нам, и нашим детям. И даже – нашим предкам.

 

Создание нравственной среды обитания! Эта работа сегодня насущна и необходима. И очень востребована. Потому что без очеловечивания и одушевления информационного пространства – труда, книг, фильмов, образцов культуры общения, содержательных сайтов и переписки, одухотворенности визуальных рядов - человек лишь имитирует свое человекоподобие. Люди устали от имитаций. Хотелось бы настоящего пространства, в котором законы любви, неангажированности и честности – это действительно законы Дома. Того самого, в котором человеческое Я чувствует себя безопасно и находит все, что требуется для его развития: друзей, мысли, встречи, контакты, работу ума, удовлетворение.

 

Принцип коллективного Я - это принцип «самосложения». Сверхидея: стать собой, открываясь для других.

 

Что же такое мудрость? Можно ли ее «дать» или «получить»? На какую свою часть она собственная, а на какую – заимствованная? Почему собственная позитивная мудрость часто появляется в результате собственного негативного опыта? Каким образом посторонний опыт может удержать от ошибок собственных?

 

Мудрость – это все-таки не просто опыт; она – действительно достижение коллективное. Мы часто произносим слова: «Быть успешным!» – в бизнесе, в материальных результатах. Но, прежде всего, мудрость – это умение быть успешным в себе самом. В нравственности, например. Возможно, мудрость – это то неизменяемое основание внутри человека, которое ему позволяет оставаться самим собой, не взирая на постоянно меняющиеся правила, законы и моду, приоритеты, господствующие языки и гримасы государства. Мудрость, действительно, сравнима с золотом – она не девальвирует. Отчего и дорога своей смысловой инертностью, от которой можно выстраивать шкалы наших человеческих ценностей. Ею никого нельзя наградить, но – можно быть награжденным.

 

Только на мгновение, – бесконечно краткое! – лишь на удивительный миг реальности Настоящее позволяет нам прикоснуться к себе. Все остальное – только эхо этого сна: и наши мечты, и наши воспоминания... Эхо почетных бумаг и эхо страстных обещаний. О, да, конечно! Жизнь неуклонно поднимается от простого к сложному. Но не для того, чтобы запутаться в нем. А чтобы вновь вернуться к простому. Мудрость в космосе смыслов напоминает пульсирующую точку: то бесконечно малую, то бесконечно большую.

 

Великий путь проделывает человек от своего физического рождения до рождения в мире памяти и культуры. Кто же ведет его по лабиринтам дорог, по запутанным этажам и коридорам правил, по душевным пространствам? Мысль! Разум сам освещает свой путь. Мысль, окрыленная духом! Эта нить непрерывна и в жизни, и в смерти. Кто владеет ее непрерывностью, тот и может идти, покоряя бессмыслицу верой и смыслом.

 

Развиваться, творить! Куда же стремится развитие наше? К себе самому, а куда же еще? К тому существу, кто надежен в любви и работе, кто не враг своим предкам и щедр для потомков. К единственной вершине с названием Человек! Где встречаются все, чтобы стать между всеми - собой.

 

Эта книга не о профессионалах, а – от профессионалов! От их опыта, от их позиций и их знания человеческой природы. Звание Человека стоит намного выше любой профессии и личных амбиций. Человек – это высший конгломерат лучших качеств. Идеал. Место сложения лучших устремлений. К этой вершине можно подняться с любой из сторон. Человек – понятие коллективное. Каждый вкладывает в него свою посильную долю и берет так же. Все мы – одно. Поэтому авторство бытия прекрасно. Поэтому каждый из нас – Автор того, что пережито лично. И – добровольно отдано людям. Во имя этого складываются наши действия, помыслы и слова.

 

 

Что такое мудрость? Можно ли ее «дать» или «получить»? На какую свою часть она собственная, а на какую – заимствованная? Почему собственная позитивная мудрость часто появляется в результате собственного негативного опыта? Каким образом посторонний опыт может удержать от ошибок собственных?

Мудрость – это все-таки не просто опыт; она – достижение коллективное. Мы часто произносим слова: «Быть успешным!» – в бизнесе, в материальных результатах. Но, прежде всего, мудрость – это умение быть успешным в себе самом. В нравственности, например. Возможно, мудрость – это то неизменяемое основание внутри человека, которое ему позволяет оставаться самим собой, не взирая на постоянно меняющиеся правила, законы и моду, приоритеты, господствующие языки и гримасы государства. Мудрость, действительно, сравнима с золотом – она не девальвирует. Отчего и дорога своей смысловой инертностью, от которой можно выстраивать шкалы наших человеческих ценностей. Ею никого нельзя наградить, но – можно быть награжденным. Только на мгновение, - бесконечно краткое! – лишь на удивительный миг реальности Настоящее позволяет нам прикоснуться к себе. Все остальное – только эхо этого сна: и наши мечты, и наши воспоминания... Эхо почетных бумаг и эхо страстных обещаний. О, да, конечно! Жизнь неуклонно поднимается от простого к сложному. Но не для того, чтобы запутаться в нем. А чтобы вновь вернуться к простому. Мудрость в космосе смыслов напоминает пульсирующую точку: то бесконечно малую, то бесконечно большую.

 

 

Жизнь в современном мире необычайно сложна. В том числе, она  сложна в мире человеческих законов и противоречиво регламентированных взаимоотношений. Поэтому людям всегда будут нужны профессионалы, обладающие двойным знанием: грамотным сердцем и умением видеть законные выходы в казалось бы тупиковых ситуациях и лабиринтах нынешней цивилизации. Эти специалисты – юристы. Те, кто распутывает «клубок», развязывает «узлы» и выводит своих сограждан из кризисов судьбы.

 

Профессионализм юриста нельзя «выучить» или «приобрести» вместе с дипломом. Любая система – это область очень острых и чувствительных человеческих отношений. Зачастую, в весьма конфликтных ситуациях. В воспитанности человека есть замечательная необратимость: воспитанного – не перевоспитать! В мире соблазнов, путаницы и противоречий каждый невольно демонстрирует свой «золотой запас» – устойчивость личности. То, на что опирается сам и дает опираться другому.

 

Высокие моральные качества – этот экзамен сдается пожизненно. Каждый день и в любом месте. Потому что работа юриста  – с людьми, и они именно по нему, по его характеру, умению понять и выслушать собеседника, по степени профессионализма судят о юридической системе в целом. Быть представителем власти – ответственность нравственная.

 

Сознание человека коллективно по своему изначальному созданию. Легко заметить: искренние усилия отдельного специалиста всегда как бы сами собой складываются с усилиями его коллег. Жизнь – это сложение жизней. А того, кто работает лишь сам на себя, на «минус», всегда заметно и он не приживается в семье профессионалов.

 

Профессионал буквально влюблен в свою работу. По-другому не бывает. Такой союз талантов человека и его практической деятельности не считается ни с личной усталостью, ни с затраченным временем. Интерес, увлечение, глубина новых знаний, уважение коллег – эти стимулы самые сильные.

 

Часто опытные юристы-ветераны не советуют своим детям продолжать их путь. Почему? Потому что любой юрист-родитель хотел бы уберечь своих чад от чрезмерных нравственных и психических перегрузок, круглосуточной, пожизненной ответственности за все, что ты скажешь или сделаешь, от искушений этого пути и труднейшей цены за успех и карьеру. Но дети непослушны. И они вновь выбирают трудную дорогу. И преодолевают ее с честью. И тогда родители испытывают гордость.

 

Жизни учат не примеры из учебников и не примеры соседского бытия. Только собственные шаги становятся собственными примерами... Не надо бояться шагать! И не стоит пугать людей строгим законом, чтобы не бояться их самому. Самый строгий закон – внутри на самих.

 

Разум расчерчивает людскую жизнь по пунктам и параграфам. А сердце, иной раз, диктует свои законы.

 

Однажды на два года осудили парня, взять его под стражу следовало прямо в зале суда. Но парень простодушно попросил судью «отпустить сходить домой, приготовиться к тюрьме». Отпустил. Без охраны, в нарушение всех правил и инструкций. В назначенный срок парень пришел. А судье – две награды: доброе слово от селян и нагоняй от начальства. Вроде бы смешно... Но это – важный урок: без доверия со стороны других людей, человек не способен осознать свой проступок и осудить себя сам. А это – главное. Юрист прикасается к обнаженной чужой судьбе и должен помнить: всех ситуаций на бумаге никто не пропишет.

 

Уголовные, гражданские и административные дела были, есть и будут. Ничего не поделаешь: пока живы на планете люди, живы будут и две силы – преступление и наказание. И каким бы опытным юрист ни был, а «на поток» этот процесс не поставишь. Каждый разобранный случай проходит и через голову, и через душу юриста. Оставляют след во внутреннем мире. Честно выдержать такое напряжение изо дня в день очень непросто. Или по человечески закалишься, или сломаешься.

 

Казенная и человеческая оценка одного и того же поступка могут быть различными. Потому что постоянно меняется все: и «казенная» часть жизни, и ее живая основа. Опытный юрист никогда не занимает в своих оценках только одну какую-то сторону. С одной стороны он – инструмент государственного аппарата, с другой – такой же, как все. Кому служить: казенному, или субъективному? Здравый смысл и справедливость – это подвижное равновесие между одним и другим. Грамотный выбор – объективная беспристрастность, опирающаяся на знание законов.

 

Может ли юрист быть идеалистом? В принципе, да. Иначе он не поймет неформальной глубины живых отношений и не будет ценить идеалы. Всегда следует считать, что в основе своей люди – хорошие. Без веры в это работать в обществе нельзя.

 

 

Добросовестность и трудолюбие. Трудно поколебать эти ценности у людей, что «вышли от земли».

 

Учителя советовали: выслушайте человека, в первую очередь! Не прерывайте его. Дайте выговориться. Вникните в его проблему. И только потом спрашивайте. Это очень простое правило, основанное на правилах человеческого общежития и на этике воспитанного профессионала. Тому, кто умеет слушать, люди доверяют.

 

- Свои выступления перед молодыми судьями я всегда начинаю с таких слов: «Запомните одно: вы – люди публичные. На вас смотрят, на вас обращают внимание. По вашему поведению судят обо всем остальном. Театр начинается с вешалки, а судейская репутация – с культуры общения. Обращайте внимание на все: на то, как вы беседуете, как вы одеты, как смотрите. Ваша публичность предъявляет к вопросам личной воспитанности самые высокие требования».

 

Юрист говорит на двух языках: на языке формулировок законодательства и на языке граждан. В беседе с неискушенными в законоведении людьми следует уметь говорить так, чтобы гражданам был понятен язык кодексов и актов. Это – талант превращать сложное в простое и доступное, не потеряв при этом его сути.

 

Человек помогает человеку – в этом есть высшее призвание души. В крайних ситуациях формы помощи становятся очень жесткими: что ж, разумное наказание – это действительно помощь. Поэтому не следует забывать о его гуманном предназначении.

 

- Да, преступление должно за собою влечь наказание. Поначалу я относился к этому без «полутонов». Однако с опытом, по прошествии лет, понял: наказывая, не следует стремиться к «полной катушке». Конечно, судебная система борется с пороком, но она же и призвана адекватно помогать оступившимся – взвешенной верой и снисхождением. Никто не имеет права исключать другого человека из общества.

 

Если в судебной практике закон понят и верно осмыслен обеими сторонами, то недоразумений и обид у участников процесса не возникает. Беззаконие – ссорит, а закон – примиряет.

 

У каждого из нас есть внутренний мир, картины воображения. Чем и как они наполняются? Глаза закроешь – видишь не так, как в реальности. Все перемешано: и любимые чада, и яркая память, и мечты, и суеты по дому и – работа, работа, работа... Не разделишь в себе ничего! Может, и впрямь, не бывает «чужого» в течении общего времени? Кто ответит на трудный вопрос?

 

Решить судьбу другого человека – взять на себя роль судьи – это особая операция. Операция на чьем-то будущем. И чтобы не ошибиться, не искалечить развитие жизни, честный и выносливый судья «пропускает через себя» и тяготу чьего-то преступления, и раскаяние подсудимого, и трепет надежды. Это – закон любого творчества. В данном случае: творчества порядка в обществе и возвращения мира в пошатнувшуюся душу человека. Решают трудную задачу головой, а судят, все-таки, сердцем!

 

Стресс – первый враг здоровья профессионального судьи. Избежать стрессов в этой профессии никому не удастся. Поэтому здоровый образ жизни и здоровый образ мыслей – единственный залог профессионального долголетия и успешности юриста в мантии.

 

Оставаться хорошим человеком в «нехорошем» окружении очень трудно. Даже опасно и вредно. Это знает любой опытный практик судейской системы. Каждый здесь ежедневно выигрывает бой за себя самого. В мире юриспруденции порядок и порядочность сочетаются особым образом – формируют личность, не уязвимую для внешних манипуляций. Это, конечно, идеал. Но к нему стремятся все, кто дорожит своей честью.

 

Юрист, проработавший много лет в одной системе, – это очень надежная и опытная «лошадка». Для настоящего специалиста, выпускника серьезной школы и воспитанника серьезных учителей, характерно отсутствие метаний. Глубокие специалисты, как правило, стабильны в своей профессии. Студентам на это стоит обратить внимание при выборе начала жизненной траектории. Орбиты, веками сложившихся высот, направлений и правил, в этом карьерном «полете» неизменны. А дисциплина здесь равна самодисциплине.

 

Не стоит стесняться своих наград. Ими можно и нужно гордиться. Естественно и скромно. Это же так приятно!

 

Кто может работать судьей? Тот у кого есть высшее юридическое образование – раз. И тот, кто имеет за плечами восьмилетний стаж практической работы – два. Очень правильное положение. Потому что второе – это «высшее образование», полученное в обществе. Ради которого, собственно, конкурсант и выставляет свою кандидатуру на пост судьи.

 

Судьба всегда распоряжается безошибочно. И человек впоследствии это с изумлением и благодарностью подтверждает.

 

Если новое время назначает вдруг «новые» высшие ценности, то стоит хорошенько подумать: надолго ли это время?

 

Правильно – это когда люди меняются в лучшую сторону и поэтому они вынуждены усовершенствовать и изменить свое законодательство. А не правильно – это когда законы меняются, а люди – нет...

 

Переходным временам хаоса можно противопоставить лишь одну силу – человеческую грамотность.

 

Скажите: кто судит судью по поступкам его? Трое: начальство, обыватель и он сам.

 

Важно ли публичному человеку то: как о нем подумают другие? Если не важно – из публичных профессий лучше уйти. Чтобы не навредить другим и не опозорить себя.

 

- Студенты приходят на мои лекции по судебной этике. Желают слушать. Значит, есть такая внутренняя необходимость. Значит, им не безразлично мнение окружающих. Значит, традиции воспитания мы не потеряли и их есть кому передать.

 

 

Равнодушное действие – вид духовной жестокости.

 

В сложном, запутавшемся в знаках и условностях мире наиболее трудны элементарные вещи: честность, вежливость, естественность, простота, доброжелательность, спокойствие, уверенность, жизненный оптимизм. Простые люди в ответ на это утверждение кивнут, а «запутанные» – испугаются. Потому что простота всегда сильнее любой сложности.

 

Заказа «быть человеком» не даст ни кафедра, ни государство, ни требования уставов – это всегда лишь твой внутренний заказ. И он непрерывен. Потому что развитие человека – движение внутри тебя самого. Возможно, понятие Человек существует только в движении! Нравственном, в первую очередь.

 

Судья обладает достаточно большой властью. Поэтому на него самого накладываются большие ограничения. Все разумно и справедливо с точки зрения устройства общественных социо-механизмов. В призвании судьи присутствует характерная черта: быть свободным и независимым в рамках закона. В рамках! Кто не понимает, тот профессионально не пригоден.

 

Итог человеческой жизни – сам человек. Каков стал? С кем делишь хлеб-воду? Что понял? Что смог передать по наследству? А дела... Что дела! Пока человек растет, они бегут перед ним. А как вырос – дела твои в след превратились. В историю. Не изменишь теперь, даже если захочешь.

 

Править приходит на землю времен череда. Время кровавое – станешь кровавым. Время обмана – обманщиком быть. Время безумия – разум во тьме. Время указов и страха – в указку и страх превратишься. Где бы время такое найти, чтобы истинным стать? Это время – любовь!

 

Естественные люди в жизни и на работе ценятся значительно дороже любой искусственности.

 

Мундир и должность меняют характер человека. Значит, слаб человек для такого мундира!

 

Идеалы – это «константы» нашего общества. Им нельзя изменять. Общество рухнет.

 

Тот из учеников, у кого есть вопросы, значительно лучше и перспективнее того, кто приходит к учителю за готовым решением. Глупец вопроса не задаст.

 

Человеку ответственному свойственно умение оглядываться: «Все ли я правильно сделал?» Что вчерашний день, что десятилетия прожитого стажа – все одинаково весомо на весах ответственности.

 

Чем привлекателен и ценен открытый человек? Мастер, Учитель, Мэтр. Не только тем, что имеет уникальный опыт и готов им щедро делиться. В этих встречах происходит настоящее чудо: открытый человек открывает других! Чтобы и они могли быть щедрыми.

 

Искусство беседы может разжечь страсти, а может и погасить пожар раздражения. Входит, например, посетитель в кабинет – говорит на повышенных тонах. Уходит – вполне нормальный. Судья по призванию своему – «гаситель» конфликтов. Безусловно, он должен уметь говорить искренне, точно и убедительно. Грамотная речь – инструмент безошибочного взаимопонимания.

 

Юрист-судья наблюдает много негативных примеров в человеческой жизни. Однако это не изменяет его доброго отношения к людям, не обозляет. Удивительно! Только сила доброты и уважения к другому человеку объединяет даже непримиримые противоположности.

- Конечно! Доброжелательность запоминается без учета времени. Прошли уже десятки лет после того, как я работал в районном суде... А мне сегодня передают: приходит вдруг старенькая, за восемьдесят, женщина и спрашивает – такой-то работает? посоветоваться бы надо...

 

Живой человек – центр внимания. В том числе, и юридического. Так должно быть. Особенно в период обнаженных конфликтов, споров, психологической не комфортности в обществе. Зачастую, судья берет на себя дополнительные роли: и психолога, и психотерапевта, и исповедника. Вот где пригождаются разносторонние личные качества. Уравновесить другого можно лишь одним способом – поделившись силой своего собственного равновесия. Каждый из нас – школа для другого. И каждая наша встреча в жизни – уроки для разума и характера.

 

Какими бывают документы? Только ли бумажными? Нет! Каждый из нас – это полноценный «документ» своей эпохи: эмоциональный, нравственный, профессиональный, мировоззренческий, ремесленный. Именно он – самый главный. Именно по нему пропускает юная смена умудренных корифеев в иную эпоху.

 

Зависит ли высота занимаемой должности от высоты личного мировоззрения? Студент пожмет плечами да и заговорит об амбициях, карьере. А опытный человек на высокой должности задумается, оглянется назад, посмотрит на собеседника пристально, молча кивнет. Мировоззрение, личная философия – это то, что без слов.

 

В каждой области человеческой деятельности есть своя профессиональная деформация. Работа оставляет в нас свой неизгладимый след.

Но и личность человека, безусловно, откладывает свой «отпечаток» на его ремесло. Так что, процесс волне взаимный.

- Все хорошо знают: есть работы, вредные для физического здоровья. Но есть и такие «вредные производства», что опасны для здоровья интеллектуального или душевного.

 

Гражданско-правовая тематика настолько сложнее и обширнее уголовной, что специалист в этой области становится универсальным кадровым работником – практика доказывает: он легко перейдет от своего сложного поля деятельности к узкому специализированному. Почему так? Потому что законы мира намного тоньше и сложнее законов борьбы.

 

Человек служит не для того, чтобы стать «служащим». Но для того, чтобы, служа, остаться человеком. Тогда живой душе не страшны: ни смена государственного строя, ни смена гимна, ни партийные перевороты.

 

Без грамотного «проводника» сквозь сегодняшний «лес законов» не пройти. Заблудишься!

 

Почему законы изменяются? Разве это закон, если сегодня он один, а завтра уже иной? В чем состоит совершенство крепкого законодательства?

- Я воспитан был на советском консервативном законодательстве, оно не менялось и это было удобно всем. А законодательство Франции? Его основы разрабатывал умнейший человек – Наполеон Бонапарт. И французы до сих пор опираются на этот «фундамент». Французы основу здания своего законодательства не меняют и не расшатывают.

 

Формальному, поверхностно-механистичному способу жить мораль не нужна. В обществе потребления ее нельзя продать с выгодой, или одолжить под процент. Четко сформулированного государственного заказа на нее тоже нет. Как быть? Носители морали – заслуженные ветераны – обеспокоены: кому и как передать главное свое сокровище жизни – высокое гражданское сознание?

 

Чтобы от одного поколения другому передать «хватку», мало вручить в час торжества документы и произнести пятиминутное напутствие. Мало! Хорошо бы молодому занять служебное кресло, а поседевшему предшественнику – еще бы годика три рядом побыть. В качестве консультанта, например. Жизнь, как огонь, переходит о одного к другому только в настоящей совместности.

- Когда-то система наставничества была хорошо развита. Она очень быстро вводила новичков в профессию и оберегала их от ошибок. Нужны сегодня наставники, очень нужны!

 

Ответственность не передается от человека к человеку через клятву или присягу. Потому что ответственность – это состояние самого человека. Состояние! Этим словом определяется внутреннее богатство нашего невидимого мира – Вселенной внутри нас.

 

Профессионал профессионалу – рознь. Один «дышит» работой, другой «дышит» над своей карьерой, третий работает «не дыша»... Каждый ищет себе подобных. Так создается «атмосфера» в коллективе.

 

Власть – испытание очень непростое для тех, кто не имеет власти над самим собой.

 

Создают авторитет судебной власти и поднимают его сообща, а уронить - может и один... Что ж, высшая точка равновесия становится уязвимой, если ее бездумно «раскачать».

 

Когда пересекаются наши взгляды, когда скрещивается речь и слух ловит общую интонацию, - кого мы ищем в этот момент за гранью значков собеседника? Неужели смотрим на себя глазами другого? Неужели слушаем себя его слухом? Возможно...

 

От нестабильности в государстве страдают, в первую очередь, граждане. Как им помочь? Заставить самим разбираться в нестабильных законах? Невозможно. Остается – создавать и поддерживать институт стабильных гражданских помощников.

 

Я – гражданин. И я спрашиваю свое государство: «Ты за кого? За меня или за себя самого?» Как ответишь, так и место свое займешь.

 

В идеале, материальная обеспеченность позволяет участникам судебного процесса держать рот закрытым. Говорят – адвокаты. Общая реальность, к сожалению, совсем иная. Отсутствие денег у граждан заставляет их противопоставлять букве закона единственную свою защиту – эмоции и многословие.

 

Если сети законов удастся сделать простыми и понятными для всех, то миллионы «специалистов» станут безработными. Мысль ясна и наглядна: запутанность чаще всего кормит тех, кто ее создает. Причем, не трудно заметить, что «ячея» в сетях законов становится все мельче и мельче...

 

Люди по природе своей устроены так, чтобы помогать друг другу. Так бы оно и было. Если бы не мешали деньги.

 

Корпоративная самодостаточность. Возможно ли такое?! Увы. Если материальное производство остановлено, а духовно-интеллектуальная сила нации покалечена, то наступают времена, где каждый сам за себя. Разрозненные «княжества» ведомств, фирм, организаций, партий... Их может вновь объединить только общая вера – вера в Достойного Человека.

 

У каждого поколения – свой голод. Кому-то щей не хватило в детстве, кому-то доброго окружения. Люди вырастают и с удивлением отмечают: голод «накормил» память картинами дружбы и благодарности.

 

Реальность мгновенна. Нам трудно в ней жить. Поэтому – мы живем во времени. Мгновение – реальность и сон, в которых есть все. Эта реальность на бесконечно краткий миг прикасается к нам и тут же исчезает. Но наша память и наши ремесла научились ловить эхо мгновения – прошлое и будущее – и одевать свой улов в то, что мы именуем словом «жизнь». Жизнь – эхо реальности, отвердевшие фантазии, существующие в придуманном пространстве, во времени.

 

 

Мудрость – это то, что делает наши любые размышления безопасными.

 

Пересечь границы своей собственной жизни можно двояко: соединившись с памятью и знаниями предшественников и – дав себя и свою память потомкам.

 

Какая точка является наивысшей в итоге человеческой деятельности? Конечно, та, которой каждый человек достигает в результате своего развития. Можно создать бесконечное число объективных документов, но они никогда не будут равны самому человеку. Потому что высший из документов жизни – сам человек. И это – субъективный документ! Единственный экземпляр в каждом из единственных мгновений бытия.

 

 

Интересы детей – это не наши собственные интересы. И пусть дети оправдывают свои собственные мечты, а не наши ожидания.

 

Речь идет о строгости и особой качественности людей в погонах. Знаете, про милицию принято говорить много дурного. А зря. Хорошие и плохие люди есть в любой профессии. Хороших – большинство. На них, собственно, все и держится. Работникам МВД не позавидуешь: их работа – самая настоящая линия фронта, прямой контакт с негативной жизнью, грязью, грубостью, людской неблагодарностью. Часто ли об этом задумываются другие? Профессия – исключительно материальная! Прикоснуться к дурному, потрогать руками следы преступления, выдержать дуэль взглядов и бесед с преступником, не потерять при этом равновесия и человеческой внимательности... Будешь тут материалистом! Рассуждать вокруг да около не получится – всегда требуется решить очень конкретно: виновен человек, или не виновен? Ответственность, как у хирурга! Милицейский следователь – нет тяжелее работы.

 

Хотелось бы так: чтобы будущее «накормило» и «вырастило» мою душу, мой интеллект, мою карьеру и судьбу, отличную от судьбы родителей.

 

 

Доказать мерзавцу, что он – мерзавец. И одним лишь этим защитить невиновного. Хотя, казалось бы, юрист должен быть беспристрастным. Да, конечно. Но не беспристрастно-равнодушным.

 

Условия работы у следователя, сами понимаете, - адские. Поэтому и труд его – адский. Без преувеличения и без кавычек. Потому что все уроки терпения, человечности и духовной мудрости оперативный следователь получает в невероятной обстановке – в аду! Здесь он ежедневно рискует всем видимым и невидимым, что есть у него.

 

Верьте в простую цель: если каждый человек в жизни на своем месте будет делать свое дело на «отлично», то «плохих» людей просто не будет, а, значит, не будет и «плохого» общества.

 

Полноценная собственная жизнь невозможна без такой же полноценной жизни окружающих. «Беспамятная» и «безоглядная» жизнь  к этому идеалу не стремится.

 

Мир зажат, как непробиваемыми стенами и неумолимыми охранниками, всевозможными правилами  и параграфами, циркулярами и указами. Этот мир построен на страхе и недоверии. А хотелось бы обратиться к другому «подрядчику» – к любви и доверию. Но не так-то просто даже допустить эту мысль! Воспитанные в клетках правил, люди страшатся своей свободы. Потому что они бессильны перед свободой толпы.

 

Есть люди, которые нуждаются в трудностях. Как правило, это – очень сильные люди. И без дополнительных преград не разовьется их дополнительная сила.

 

Как остаться человеком среди нечеловеческих «ценностей» – агрессивного эгоизма, обмана, безнравственной выгоды? В рамках страха завтрашний день «пророчится» почти безошибочно, в нем нет никаких качественных изменений и поэтому он – тотален в принципе. Как быть? Как не погасить свет в себе самом, чтобы не погас свет и вокруг – свет улыбок, сердец, обаяния? Весы нашего выбора вечно качаются. Но Жизнь – не Фемида. Она видит все и судит не с завязанными глазами!

 

Всюду ли можно пройти «в рамках закона»? Да, если не пересекать рамки, в которых существует сама законность. Без «эмиграции» в новые понятия и новые отношения.

 

Эгоизм и душевная щедрость – две противоположные силы. Каждая из них по-своему притягательна. В своем выборе люди легче «притягиваются» к тем сообществам, которые им подобны.

 

Система людей «делает», а жизнь – воспитывает.

 

Все-таки на земле мы живем ради практики, а не ради теории. Спросите: какой такой практики? Стать собой, например. А в одиночку и «теоретически» этого никогда не сделать.

 

Диоген с фонарем искал Человека в толпе. Но не нашёл. А хороший юрист способен разглядеть Человека даже в чьей-то испорченной и погасшей судьбе. Да, судьба, обретая опору хотя бы на миг, разгорается вновь. Люди «светят» друг другу готовностью слышать и видеть совместно – беду, или горе. Так и идут, сообща. Друг для друга мы все – путеводная нить: узелки или петли, разрывы и путы...

 

Люди на службу должны приходить учиться работать, а не учиться или доучиваться элементарным правилам жизни. Чувствуете разницу? Жизнь очень ускорилась. Поэтому сегодня нет времени воспитывать взрослых людей. Кто виноват, что они не успели стать взрослыми? Не успели стать пригодными для осмысленного вклада себя самих в развитие общества.

 

Неграмотность на бумаге – безошибочный индикатор неграмотности личности вообще. Почему? Потому что грамотность – та же дисциплина! Только внутренняя. Сразу становится понятно: кто и как владеет своим внутренним миром.

 

 

Грамотность – одно из высших проявлений человека умело владеть тем, что мы называем «смыслом». Это понятие включает в себя многое, если не все: и слух, и речь, и внешний вид, и красноречивость интонации, и внятность поступков, и даже полноту молчания... Грамотность – синоним высокой гармонии. Когда мы произносим: «Личность!» – подразумеваем многогранность талантов и умений. Все вышесказанное в полной мере относится и к юридической грамотности. Люди в обществе – как слова на бумаге: соединяясь в желаниях, договоренностях и поступках, мы день за днем и век за веком пишем свою совместную историю. «Стилистика» и «орфография» наших мыслей и поступков управляет глубиной и течением этой удивительной реки, состоящей из бесконечного времени, достижений, мировоззренческих открытий и имен.

 

«Развивайте свой язык!» – сей благой призыв мы слышим с детства. Потому что текст, письменный или устный, - это высшее проявление интеллектуальной деятельности человека.

 

Что такое товарный дефицит, знают все. А что такое дефицит человеческий? Это – дефицит слуха. Проблема стара и банальна. Многие слышат себя самих гораздо лучше, чем остальных. Так складывается и наступает общественная глухота.

 

Оглядываясь, человек сам себя «листает», как книгу, которую уже читал и перечитывал много-много раз. Каждая страничка так знакома! Что-то в этой книге подчеркнуто, что-то изрядно обветшало, что-то светит не тускнеющей иллюстрацией... Для чего перечитывать? Чтобы напомнить себе самому: впишется в продолжение и сегодняшний день, и завтрашний, и послезавтрашний... Помни: перечитать будет можно, а переписать – никогда! Жизнь человеческая не предполагает черновиков и исправлений. Она – чистовик в принципе.

 

Бойтесь внутренней своей бедности. Берегите себя. Душевный голод ничем не восполнишь!

 

Страшна не сама новость, а то, что этот поток негатива и страха становится привычной нормой. Чье-то горе, оформленное в информационный «фантик», способно развлекать остальных.

 

Сущность человека контрастнее всего проявляется, если окунуть его в особый «проявитель» - в смесь власти и денег.

 

Мы, заботливые родители, не проживем жизнь своих детей, контролируя их. Так же и они – не хотят проживать нашу, и повторять то, что уже однажды было прожито... Со временем понимаешь: жизнь – это непрерывное «однажды»! Одно на всех, и у каждого – свое собственное.

 

Много активных, жизнерадостных людей, не подверженных никаким «коррозиям» нового века. Они не жадные, они отзывчивые, они хорошие. Они хорошо владеют своей профессией. Возможно, они опирались на наш опыт, в том числе, и нравственный. Значит, и на их опыт смогут опереться в будущем другие. Такая большая и непрерывная картина – на холсте времени.

 

О степени развития общества можно судить по числу людей, занятых в охранной деятельности. Конечно, технологически и социально развитое общество сознательно охраняет свои реальные высшие достижения. А если таких достижений нет? А хочется показать! Ну, хотя бы показаться... Тогда бесчисленные охранники охраняют бесчисленные приюты иллюзий.

 

Творческий и гражданский потенциал человека легко проверяется по его способности работать бесплатно. На что человек способен: только корыстно брать? или еще и давать бескорыстно? Тест на бесплатность безошибочен! Люди, профессионалы, богатые внутренней энергией, избыточностью социального потенциала, очень ценны – именно они помогают нравственным критериям общества не девальвировать. Самый ценный капитал бытия не тот, что ты скопил, а тот, что ты смог вложить в историю страны, рода, в процесс эволюции.

 

 

**************************

 

Удовольствия – это всегда легко. А вот «удовольствие», получаемое от одних и тех же трудностей, - это уже явное извращение.

 

Издатель спросил: «Что бы вы хотели у нас напечатать? Самое-самое, к чему вы стремились всю жизнь?» Ответил честно и просто: «Точку!» Потому что апофеоз и итог любого текста – точка. Все стремится именно к ней. Значит, только её и следует публиковать. А заодно и бумагу сэкономим.

 

 

У каждого времени есть свой «интерес»: мода на занятия, модели поведения, рекламируемые приоритеты. Но вот что любопытно: действительно интересные люди всем этим интересуются мало. Почему? Мода и временные приоритеты не приносят плодов, которые способны переживать барьеры времени.

 

Чем сложнее человек, тем больше он ценит простоту.

 

В век визуальной культуры производство и потребление глубоких содержаний переживает кризис; чаще всего, на содержание просто «смотрят» беглым образом, не достигая главного результата - дабы само содержание «смотрело» человека.

 

Что значит наш «внутренний мир»? Это – мир наших итогов. И он постоянно пополняется. Чем? Качественными понятиями и образами! От которых зависит все: и поступки, и оценки, и навыки. Воспитание – внутри нас! Мы все стремимся к безопасности. Буквально: от качества сегодняшних социальных коммуникаций каждого зависит качество и перспектива дней завтрашних. Безопасность внутреннего мира – залог безопасности мира коллективного. Но внутренние наши итоги никогда не бывают окончательными. Поэтому каждое новое поколение прибавляет к внутренней истории страны свой собственный вклад. Благодаря чему суммарное богатство и разнообразие внешней цивилизации прибывает внутренними усилиями воспитанной воли людей и их управляемого воображения.

 

Трудно передать опыт предыдущего поколения – поколению следующему. Профессиональные навыки передаются посредством системы образования. А воспитательные? А духовные? Какой «посредник» нужен, чтобы передать от человека человеку неформальную информацию? Проще говоря – жизнь!

 

Куда мы идем? Этот вопрос, рано или поздно, задает себе каждый человек. Любопытно: задает он его себе лично, но говорит при этом «мы». Что ж, человеческая жизнь – это общий Путь! Куда? С кем? Какой ценой? Вершина пути – антропоцентрична. В конце концов, мы приходим к самим себе. Как бы ни плутали наши мысли и чувства, как бы не мяла нас судьба в своих испытаниях, а итог пути один – стать Человеком.

 

Каким должен быть юрист? Он должен быть и умелым «крючкотвором» (чтобы распутывать юридические узлы), и прагматиком (чтобы не отрываться от реальности), и обладать профессиональной хваткой, даже въедливостью (чтобы доводить трудную работу до конца). Об этом следует говорить своим студентам. Чтобы они понимали не только кем они хотят быть, но чтобы знали: какими при этом быть требуется.

 

Идеальный юрист? Образованный, порядочный человек. К сожалению, второе понятие стало в сегодняшней юриспруденции не актуальным, «не модным». Не выгодным! Наше общество сегодня переживает крайне сложные процессы, грозящие нравственным и культурным саморазрушением нации. Воспитательная среда жизни низкого качества. Быть абсолютным «праведником» в ней, увы, действительно, не выгодно. При этом большинство понимают: никакой порядок не способен заменить человеку его порядочность. А, значит, рано оплакивать падение нравов и целей. Побеждает тот, кто понимает и сопротивляется.

 

 

Юрист, проповедник, врач, педагог, психолог, писатель – профессии очень интимные. Требующие духовной гигиены и осторожности.

 

 

Что впереди: образование, или воспитание? Конечно, воспитание! Сегодня актуальность этого первенства чрезвычайна. Сочетание в образованных людях внешней благополучности с внутренней воспитательной неполноценностью очень удручает. Увы. Законодательно можно запретить все, что угодною. И ничего этим не достичь. Потому что «запретить себе» может только сам человек. Культурный человек.

 

«Эмоциональная информация» - это тоже информация. Как она выражается? Обидно, когда наши студенты используют язык эмоций – один на всех и один на все случаи: для стадиона, для вуза, для пивного бара...

 

Не хотелось бы брюзжать по поводу сегодняшней действительности. Но все-таки. Воспитанность – это НЕ норма. Невоспитанность лучше, успешнее, ярче. Так многим молодым людям кажется. Скажите: зачем платить «потерянным временем» или даже «потерянным поколением» за эту ошибку? Для чего ее вообще совершать? Стоит ли опускать стандарты самоконтроля и поведения? Любой свободный человек поддерживает воспитанность как норму сам. Потому что он заинтересован быть высоким в себе самом.

 

Вуз – это дом. Аудитория – храм познания. Студенты изучают риторику, право, историю, логику... Дом знаний! А в доме, где ты живешь, принято уважать даже вещи. Не писать, например, любовные послания на учебных столах... Инфантилизм опасен, когда он становится массовым явлением.

 

Завтрашний день «оплакивать» сегодня бессмысленно. Будущее всегда будет награждать и наказывать людей иначе, чем это делается сегодня. Одним этим оно идеально приготовит новичков для иной эпохи.

 

Образование, в основном, стало платным. Платят за своих детей, как правило, мамы и папы. А отпрыски, иной раз, доводят ситуацию со своими двойками до абсурда. Деньги, поставленные во главу жизни, не учат простому – самому отвечать за свои поступки. Некоторые великовозрастные дети никак не могут усвоить одного: деньги не в силах исправить человеческую глупость и лень.

 

Не стоит ругать время. Любое время – хорошее по-своему. Нынешней ситуацией нельзя управлять по-старинке, путем запретов. Она управляется иначе – путем свободы. А что мы имеем? Органов, которые заставляют людей что-то делать против их воли становится все больше. Никакого позитивного капитала этот «вал» проверяющих, следящих, контролирующих, сопровождающих и оценивающих специалистов не дает. Жаль, очень жаль, что эта тенденция продолжает набирать силу. Дать бы людям волю. Разумное и постепенно увеличение свободы, а не закабаленности. Потому что для нации воля гораздо продуктивнее неволи.

 

Куда податься простому человеку? К кому? Человеческие отношения заменила иная идеология – умение «зашибать» деньги. В результате чего мы автоматически получаем «зашибленных»...

 

- Что я вижу сегодня в своих родных местах, когда приезжаю? Первое: в шесть утра – пьяниц около магазина. Второе: в течение дня – самозабвенных строителей собственных домов-коттеджей. И третье: обессилевшее большинство, которые и не пьют, и не строят – «вокзальные люди». Они просто ждут неизвестно чего. Я бы помогал именно этим людям, прежде всего. Большинству! Потому что именно большинство, как учит история, «заказывает» нормы будущего.

 

Так же, кстати, как и среди студентов: есть «звездные» мальчики-девочки, есть студенческое «болото» и есть то самое аморфное «большинство». Вот его-то и следует подталкивать к пробуждению и активности. По той же самой причине: уровень «образованного большинства» - единственный реальный фундамент для завтрашнего общества. А «звездные» и «болото» живут сами для себя, поэтому для прогнозирования социального будущего такие – не в счет.

 

Почему большинство людей не совершают преступлений? Потому что боятся ответственности. Преступников по убеждению мало. Статистический «процент» их по отношению к остальным ничтожен. Этот факт известен во всем мире. Есть рецидивисты – это отдельный контингент. А есть люди, которые вообще никогда и ничего не нарушают! Этих тоже не много. Остальные – просто нарушители. Не преступники. Понимаете? Быть у нас относительным нарушителем – это «нормально»

 

Что такое «национальная гордость»? В советское время это – идея интернационализма, когда обобщенный «советский человек» буквально «отменил» национальности, но, тем не менее, имел общественную монолитность. Сегодня термин изменили: россияне. Суть понятия прежняя, да монолитность исчезла... Удивительно: имея национальность и гражданство, многие не могут ответить – что же, все-таки, есть национальная гордость? Гордиться, конечно, хочется. Но чем?! В масштабах одной жизни, одной семьи – это понятно. А в масштабах истории, в осмыслении сопричастности к делам страны? Гордость следует беречь! Особенно – общую.

 

В мире врачей бытует своеобразная ироничная поговорка насчет неопытности: «У каждого молодого врача есть свое кладбище». Есть ли такое «кладбище» у юристов-выпускников? Ведь они тоже в «прямом контакте» с больным материалом – с чьей-то нездоровой судьбой. Есть! Неверные решения дорого обходятся.

 

Школа! В это слово опытный юрист вкладывает и состоявшуюся дружбу, и уроки судьбы, и этику профессии. Жизнь – эстафета не только умений, но и внутренних человеческих качеств. Достаточно исчезнуть хотя бы чему-то одному и школа – прервется.

 

Вот времена! У части студентов, имеющих доступ к «знакомствам», самостоятельность деградирует.

 

Учить практике – это учить духу профессии. Вот что самое важное! Дух! Профессионал профессионала узнает именно через это трудноформализуемое качество личности.

 

Запутавшиеся люди, скатившиеся в пороки, ненависть и преступления, прячут перед нами, законопослушными гражданами и исполнителями закона, глаза. И мы – прячем… Почему? Потому что стыда в жизни много! Больше, чем можем осилить.

 

Человек без Учителя не состоится. Пусть это будет школьный преподаватель, или друг, или персонаж истории, или опытный наставник. Для развития важно в жизни найти того, кто в чем-то лучше тебя!

 

Критиковать достижения других можешь тогда, когда другим есть что критиковать у тебя.

 

Во времена социализма в России было много всего «показательного»: заводов, школ, судов, мероприятий – реальных достижений в штучном исполнении. Пришел новый век. Иногда задаешь себе вопрос: «Неужели показательное переросло в полностью показное?» - В тиражирование нереального!

 

Основное свойство интеллигенции, работающей с людьми, – доброжелательность и простота.

 

Если личность существует двадцать четыре часа в сутки, то и личное мнение существует в этом же времени..

 

Словами скажешь меньше, чем их «окраской» – интонацией. А тишина, созданная интонацией, – самый красноречивый оратор.

 

Правила не предполагают молчания.

 

Абсурд – это объявленная свобода внутри отъявленного контроля.

 

Первые часто изображают высшую силу, отбрасывая от себя всех остальных. В то время как последние – ладонями великанов заботливо подталкивают вперед, держат и подбадривают остальных, стремящихся подняться к вершинам. Если слабые погибнут, великанам поневоле придется стать первыми.

 

У любви много стимулов – стать лучше. И ни в одном из них нет соревновательности.

 

Что нужно делать, чтобы человеческий разум не спал? Будить! А что нужно делать, чтобы совесть не мучила? Усыплять?!

 

Потерять самобытность просто. Достаточно, зайдя на поле культуры соседа, начать «переопыляться» чужими идеями и практиками.

 

Человек – это живой «банк»: знаний, эмоций, опыта, социальных навыков, памяти и тропинок мечты. Открытый человек может «вкладывать» себя в открытую жизнь ближнего. В результате – все с прибылью!

 

Харизма хорошего человека устроена наподобие магнитного полюса: положительное притягивает отрицательное и пытается его «перемагнитить».

 

Развивается общественный человек всегда благодаря обстоятельствам, а закаляет свое индивидуальное развитие до неуязвимости – всегда вопреки им.

 

Интересно заметить: ответственность людей перед обществом «прописана» равная, а вот ответственность перед самим собой – носит исключительный характер. И между двумя этими ответственностями знака равенства не стоит.

 

Порядком в жизни управляет сила страха, порядочностью – сила любви. Существуют варианты. Кто-то меняет эти силы местами. Кто-то уповает лишь на одну из них. Кто-то заставляет их воевать. А решение банально: это – независимые друг от друга силы.

 

Выбор морали – это особое умение «приготовить себя» и дать себя так, чтобы мораль тобой не побрезговала.

 

Образование, созданное по заемным образцам, позволяет очень быстро получить специалистов, успешно действующих в измененных жизненных схемах. Но! При этом есть риск потерять «своего» человека, действующего сообразно национальным и культурным традициям. В век глобальной стандартизации человеку бросается чрезвычайный вызов - осознанно войдя в стандарты, осознанно не быть «винтиком».

 

Прожить по-человечески – это: родиться по-человечески, учиться по-человечески, работать по-человечески, дать потомство по-человечески, любить и ненавидеть по-человечески, понять себя и других по-человечески, быть щедрым по-человечески и – умереть по-человечески. Редко кому удается все сразу.

 

На частных кухнях во времена социализма существовала политическая свобода – травили анекдоты. На тех же кухнях, спустя полвека, молчит душа.

 

Любая профессия должна иметь свою атмосферу, которой можно дышать и в которой возможна жизнь. Атмосфера – это не просто метафора. Без этой невидимой корпоративной компоненты общества людям остается лишь спасаться в механистичности – действовать ради действия. Кто ответит: может ли существовать «позитивность» в том, что души не имеет?

 

Обилие бумажных документов свидетельствует о скудости «небумажного» общения.

 

О правопреемниках. Конечно, время неостановимо и пути эволюции прихотливы. Всякий раз в новую жизнь преемники приходят иные. Поэтому они меняют предыдущее «право» так, как удобно им. И это, наверное, правильно. Иначе эволюция бродила бы по кругу, а не развивалась по спирали. Но возникает вопрос: какая превосходящая сила роднит и объединяет всю цепь этой преемственности? Национальная харизма? Цеховая гордость? Канонические заветы? В любом случае, это то, что мы называем Идея. Непрерывная Идея! А разрушенная, «порванная», либо подмененная, она превращает живую цепь правопреемственности в условный «пунктир».

 

Должно хотеться жить! Это – главный интерес. Понятный интерес стимулирует понятные действия. А если довести человека до непонимания той или иной жизненной ситуации, то желание жить начинает гаснуть. Непонимающие - всегда «за бортом». После очередного государственного переворота «Ноев ковчег» национального бытия привычно поменял своих обитателей: капитанов, мотористов, матросов, пассажиров... И кто не понял законов новой палубы, тот сегодня барахтается сам, пытаясь не потерять интерес жить среди безбрежной стихии. Таких нынче принято либо спасать, за деньги или бесплатно, либо вовсе не замечать их гибель.

 

Часто публичные лидеры говорят о чудесах современных технологий, которые позволяют получить доступ к любой законодательной информации. Интересно, задумываются ли лидеры о том, что большинство населения – как раз «не современные»? Это все равно что предлагать старику, отдавшему жизнь и силы своей эпохе, бежать в новом времени наравне с молодыми. Увы. Лукавые не понимают стыда.

 

Чем отличается декларативная власть от реальной? Тем же, чем отличается краснобай от молчаливого практика.

 

Должен ли учитель сам подавать положительный пример? Да, несомненно. Но так бывает не всегда. Возьмите хотя бы пример с курением: желаемая норма не соответствует реальному опыту. Почему? Потому что взрослые уже состоялись! Хуже, чем они есть, состоявшиеся взрослые уже не будут. Поэтому они лишь наивно и бессильно желают молодежи: не делайте так же, как мы! будьте лучше нас! Однако в этом пожелании есть свое рациональное зерно – молодым еще предстоит их состоятельность. И она, действительно, может быть качественнее, чем у предшественников.

 

Абсурд не так уж и абсурден. Посмотрите, как много он захватил позиций, насоздавал абсурдных своих правил, сделал во многом абсурдной жизнь вокруг и нас самих! А если он захватит не только настоящий миг, но и будущее, то об идеалах сможет рассказать лишь «бывшее настоящее» – наше прошлое. Не верите в такому абсурду? Тогда спросите у пожилых.

 

Нормальный человек не боится нормальных законов. А если страх все-таки присутствует? В ком, или в чем искать ненормальность? Почему-то никто не сознается... Неужели страх – это и есть универсальная норма?!

 

Страх обывателя перед запутанным законодательством приводит его к бездумному смирению. К состоянию пациента в смирительной рубахе.

Обыватель не любит сам обращаться к закону. В отличие от закона, который стремится достать его из любого закоулка и по поводу любого движения жизни.

Парадокс: в запутанном мире чем меньше движения, тем больше свободы и покоя. Уж не поэтому ли все необходимые движения – финансовые, экономические, социальные, имущественные и даже идеологические – стараются сделать «под столом»?

Обыватель убежден: у несовершенного государства совершеннейшее фасеточное зрение, как у самого страшного хищника в мире насекомых, у стрекозы, - поэтому любое движение здесь чревато гибелью.

 

Как стать незаменимым? Проще всего это сделать, создав трудноисполнимые условия для «заменяемых» клиентов.

 

Хитрецам нужны хаос и сложность. Простота не предполагает воровства.

 

Кто кого жалеет в перевернутом обществе? Изнанка – зеркало изнаночного общества. Воровской авторитет в зоне, держа на руках кошечку, миролюбиво рассуждал перед объективом телекамеры: «Конечно, я буду стремиться вернуться в тюрьму. Судите сами. У нас здесь отличная дисциплина, все держится на человеческом слове, на чести, если угодно, нет бумаг, всем про всех известно. Здесь – дом, ощущение братства. Понятный порядок. А у вас, там на воле, есть ощущение общего братства? Нет… Душа терпит. Так что, еще следует подумать: где тюрьма для этой самой души, а где ей дышится вполне свободно».

 

Острая мысль подобна опасной бритве. Без тонкого собеседника ее не отточишь.

 

Понимает ли «специалист по законам», что он всего лишь обслуживает процесс жизни? Или профессионал, хорошо разбирающийся в хитросплетениях и лабиринтах правил, чаще чувствует себя верховным хозяином положения? В молодости, с позиций силы, – одно мировоззрение, а с опытом приходит – другое. Не трудно догадаться: где чье.

 

Порок невозможно «запретить». Но можно вложиться в пропаганду здорового образа жизни. И обманчивый флёр путей саморазрушения, скорее всего, померкнет. Общение людей через «нижние слои бытия» утратит привлекательность. Потому что модно – это когда ты здоров. Во всех смыслах!

 

Вот задача. Вероятно, поляризация общества происходит не только «по горизонтали» – по материальным признакам и статусному положению, но и «по вертикали» - разделение мира людей по их внутренней качественности. Где каждый выбирает не только «свое место», но и «свой уровень». Как отличить в этом выборе настоящее от показного?

 

В век высоких технологий народились люди, не способные на стыд. Очень высокотехнологичные… люди!

 

Широта информационной свободы очень вредно отразилась на глубине собственных суждений.

 

Будущая карьера молодого специалиста сегодня зависит не только от его высокой профессиональной подготовленности, но и от умения «пробиваться». К сожалению, многие это понимают как призыв идти по головам.

 

В счастливой обстановке свобода – это возможность в любой момент открыть дверь и выйти в любую сторону. В закрытом обществе «свобода» - это возможность закрыть все мыслимые входы в свой личный мир на крепкий засов.

 

В обычной жизни человек существует в «автоматическом» режиме, на девяносто девять из ста используя стандартные шаблоны общения, готовые смысловые матрицы, ограниченный и повторяющийся словарно-понятийный запас. Не робот, конечно. Просто автоматизм освобождает жизненной энергии шанс для творчества, для новизны. Однако сегодня волшебная клавиша «Copy» оказала творческому шансу весьма плохую услугу. Мозг многих современников целиком сформирован командой «Copy».

 

Что такое практика? Во всяком случае, это не то время, когда людей, прошедших через модные «технологии», больше, чем реальных технологов.

 

Глуповатый вопрос: как беседует один человек с другим человеком? Как юрист с юристом? Как водитель с водителем? Как депутат с депутатом? Или – как человек с человеком?!

 

Интеллектуальное «донорство», или «трансплантация» идей, или «прямое переливание эмоций» - образный ряд метафор не покажется преувеличением опытному юристу, работающему в непосредственном контакте с чьей-то обнаженной бедой.

 

В стране недопроизводство продукции и перепроизводство охранников. Вооруженных инструкциями, полномочиями, формой и удостоверениями, пистолетами или инспекторской неприкосновенностью. Интересно, что они охраняют?

 

Регламент внешнего мира исповедует «принцип допустимости», в то время как духовность – это целиком «принцип недопустимости». На грани двух миров – внутреннего и внешнего – возникает феномен взаимодействия разума и души. Нужно уметь балансировать на этой фантастической грани, не сваливаясь ни в одну из сторон.

 

Чтобы управлять собой, требуется любовь к людям. А чтобы управлять людьми чаще обращаются к страху – к испытанным «пугалам» небесной кары, войны или терроризма.

 

Понимать, что ты поступаешь неверно – это одно. А вот делать правильно, можно и не понимая.

 

Чем хорош эгоизм? Он не будет вредить сам себе. Присмотримся. Эгоизм может быть маленьким, не больше собственного кармана и не шире собственного участка. Но тот же эгоизм, доросший до гражданского самосознания, становится по-хозяйски большим. С этого момента многоликое «Мы» он видит и оценивает как собственное «Я». Общество будет разрозненным и бедным до тех пор, пока глаза маленького личного эгоизма не дорастут до стратегической озабоченности.

 

Барьеры – наши учителя! Чтобы погубить человека, достаточно отобрать у него его собственные испытания. Или дать испытания искусственные. Тогда получится – искусственный человек. Сильный и бессердечный.

 

Любая плодотворная беседа – это не спор. Это – сложение потенциалов собеседников. А уж с высоты этого сложения можно разглядеть и решить любую частность.

 

В ментальной войне поражается, прежде всего, самобытность национального уклада и мышления. Если это агрессору удалось, то все остальное разрушается руками самих проигравших.

 

Нужны высокие люди. Которые звезд с неба не хватают, а просто берут их по потребности. Не подпрыгивая.

 

 

Что входит в понятие «заслуженный»? Только безупречность в профессии? Характер? Почему медали и звания не присваивают в самом начале карьеры? Все просто. Заслуженность подразумевает итоги: осмысление, идеи, возвышенные понятия, воспитательные плоды, – собственно, ничего ценнее этого в жизни зрелого человека и нет. Жизнь каждого поколения чуть-чуть похожа на спорт: разминка, разбег, толчок, взлёт… Каждое поколение ставит свою «планку» и берет свои «рекорды». А как же достижения предшественников, их высота? Когда как. Иное новое поколение «заслуженную» планку роняет, а иное – ставит еще выше. Поколения тоже бывают зрелыми и не зрелыми.

 

Мудрость – это то, что приходит в голову кому-то одному, но подходит, сформулированное, - каждому.

 

Люди часто жалуются: «Работать стало труднее, сложностей стало еще больше, новое поколение не оправдывает надежд…» Даже великие мыслители мира сего повторяют подобное – почти слово в слово – вот уже на протяжении многих тысяч лет. А жизнь – продолжается!

 

 

А что такое человеческая логика? Та, которая действует в обычном мире, за пределами профессиональной деятельности? Логичен ли повседневный мир вообще? Проще и правильнее принимать жизнь такой, какая она есть на данный момент. Сами посудите: если проверять «на логичность» каждый свой шаг и поступок – ни шагов, ни поступков не останется…

 

Взрослость наступила: между  «жизнью» и «работой» исчезла разделяющая дистанция.

 

Часто люди в голове ясно понимают, что им следует сказать, но «нарисовать словами» ничего не могут. Это – косноязычие. Понятное внутри тебя одного очень непросто сделать понятным для всех остальных. Слушающий лишь свою правоту, в принципе не сможет услышать правоту другого. А не услышит – не сможет и договориться. Нет речевого инструмента!

 

Не может один человек знать все. Поэтому счастье руководителя, когда замы превосходят его – каждый в своем направлении работы.

 

Любая работа – это повторяемые изо дня в день какие-то однообразные действия. Поэтому непрерывно «фонтанировать идеями» здесь неуместно. Повредит работе. В хорошо организованной системе генерация идей не должна быть спонтанной.

 

О грустном. Кто-то идет в вуз, чтобы получить образование, а кто-то – чтобы получить диплом. Образованных всегда мало.

 

… Решил однажды расторопный человек организовать свое дело. Государство ему говорит: «Ага! Давай, действуй! Вот тебе правила». Все у человека получилось, он хочет двигаться дальше, развиваться. А государство подбадривает: «Ага! Ты прошел на второй уровень. Вот тебе новые правила…» И так далее. Как развиваться, если на каждом уровне изобретаются свои правила? Как в компьютерной игре. Вот что досадно!

 

Кто правит миром? Многие думают, что страх. Увы, миром правит… лень! И власть этого «правителя» легко распознать по отсутствию огонька в глазах у людей…

 

Достойные книги любят и уважают точно так же, как достойных людей.

 

Во имя чего жить? Во имя детей! Жить для себя – это противоестественно.

 

Без результата жизнь пуста. От безделья можно устать гораздо сильнее, чем от перегрузок. И что хуже всего – гаснет интерес. Погаснет в одном месте – погасит и в другом… Сильный, одаренный человек может даже погибнуть от безделья. От безработицы ума или души, к примеру.

 

В какой-то мере, рождаясь людьми и живя среди людей, мы выполняем «домашнее задание» - самостоятельную контрольную: день за днем пишем сочинение на тему бытия. Что интересно: ошибки, неточности, искаженную стилистику, неверные переносы и пропущенные знаки препинания – исправляем сами. И окончательную оценку выставляем себе сами же.

 

Уклоняющийся от обучения – уклоняется от собственного успеха.

 

Впечатление – это тоже информация. Причем, такая, что ей могут подчиниться даже цифры.

 

Правильная жизнь не изобилует правилами.

 

Кто и когда становится «архитектором» нашего характера? У кого-то со временем из характера получается неприступная крепость, у кого-то замок на песке, у кого-то домик для прислуги… Ясно одно: если сам не построишь себя, то этим охотно займутся другие. Построят – не пикнешь!

 

Если подавить в человеке его «само», то ослабнет даже инстинкт самосохранения.

 

Бывает ли «эмоциональная логика»? Та, что руководит нашими решениями иногда помимо разума. Да, такое необходимо. Иначе разум никогда бы не перешагнул границ, которые он сам себе назначает.

 

Словарный запас языку не в тягость.

 

«Есть внутренний стержень!» - обычно такое говорят об очень сильном человеке. О таком, на которого может в трудный момент опереться даже шатающееся государство.

 

С учителем повезти должно дважды и сразу: встретить в жизни учителя, в ком есть двойная грамотность – мастерство профессии и грамотность сердца.

 

Цепь случайностей не бывает случайной. Потому что – цепь. Устремленный интерес обязательно выводит на тех, кто этот интерес поможет реализовать.

 

«Доказать себе» еще не значит «доказать другим».

 

Личный талант, как драгоценный камень, не состоится без мастеров-огранщиков и без достойной оправы. Профессиональный блеск аса принадлежит тем, кто его «обточил» и «отполировал» - в школе, на студенческой скамье, в производстве, в любви и в дружбе.

 

Слишком большой закон делает человека маленьким.

 

Что такое выбор профессии? Это – дверь в которую ты войдешь навсегда. Будь внимателен и благодарен: кто-то обязательно поможет ее впервые открыть.

 

Крайние ситуации прекрасно стимулируют «крайние» качества - решительность и безошибочность.

 

Диалог спорщиков – весы воспитанности. Грубый спорщик не понимает: отчего весы так охотно склоняются в сторону вежливости?

 

С каждым прожитым десятилетием прошлое становится все ярче. А дети и внуки его почему-то не видят…

 

Настоящих друзей не теряют, как кошелек, и не находят, как грибы. Потому что настоящее – это общая для всех неизбежность. В настоящем – все настоящие! А «теряют» или «находят» только в иллюзиях.

 

Умение объяснять опирается на запас терпения.

 

Кто умеет слышать себя со стороны? Тот, у кого этих «сторон» много – кто разносторонний.

 

Репутация владеет своим хозяином, а не наоборот. Хорошая репутация создается  годами, дорогого стоит, а разрушиться может в один миг. Поэтому ее берегут даже ценой собственной жизни.

 

Оригинальное мышление не подвержено мутациям.

 

Показывать другим то, как ты умеешь интересоваться собой, глупо. Лучше покажи себе, как ты можешь интересоваться другими.

 

Увлечение внешним строительством часто истощает строительство внутреннего мира.

 

Как нет на земле двух одинаковых отпечатков пальцев, так нет двух абсолютно одинаковых юридических задач. Юридическая практика никогда не бывает окончательной. Всякое решение в этой области – эксклюзив.

 

Любую специальность можно приспособить к человеку, если есть талант и призвание. Однако чаще самого человека «приспосабливают» к модной специальности.

 

Иногда на одной и той же рабочей площадке встречаются антиподы – очарованный работой и разочарованный ею. Таких работа не мирит.

 

Строгие законы логического моделирования и свободный закон эмоционального творчества позволяют как угодно «играть» материалом. Юрист, достигший совершенства и в том, и в другом, владеет ситуацией. Суд чаще выигрывает тот, чей сценарий доказательств крепче и убедительнее. Сила – в сценарии!

 

Выгода на земле не должна спорить с выгодой на небесах.

 

Для глубокого человека сюжет – всего лишь поверхность текста, имеющая смысловые в ходы в контекст. Что ж, сюжет, как известно, «проходят» даже в детском возрасте, а вот глубину – проживают.

 

Если человека заставлять идти вперед, то с каждым новым шагом он будет еще более заставлять это делать того, кто его «заставляет».

 

О лидерах. Дорогу для колонны выбирает кто-то один. Если позволить выбирать каждому – колонна распадется. Между диктатом организованного движения и хаосом находится неуловимая мера – личный масштаб гражданского мышления.

 

Юноши часто выносят «оправдательные приговоры» своим неоправданным ожиданиям, а старики – своим неоправдавшимся…

 

Ни один человек не согласен жить без фантазии. Но чаще всего, небесная пара ему попадается сварливая и жадная.

 

Профессиональный инфантилизм подчиненных создает для руководителя, вернувшегося на работу из отпуска, «паводковую» ситуацию – поток нерешенных дел, вопросов и недооформленных документов.

 

Единолично принятое решение в тысячи раз весомее коллективного. Не всякий судья «поднимет» такой моральный вес.

 

Нужда учит? Да. Но только осознанная нужда!

 

Закон – лабиринт, юрист – проводник. Юрист зависим от закона, все остальные зависимы от юриста. Взаимозависимость преодолевается просто – стремлением к доброте.

 

Любой грамотный собеседник красив! Даже если этот собеседник – непримиримый оппонент. Красота речи выше вражды.

 

 Любой современный человек имеет доступ к необходимой ему информации. Со временем, мы становимся информационными специалистами – «полным собранием услышанного, прочитанного и понятого». Может, поэтому так хочется, чтобы нас «читали»!

 

Немного горькой иронии. «Что делать?» - наш вечный сакральный вопрос! А ответ?.. В ситуации, когда все друг друга ловят и контролируют, - ничего не делать. Чтобы не поймали. И второе: «Кто виноват?» Никто! – Общественное порицание бездельникам больше не угрожает.

 

Не собственный опыт приводит к несобственному результату.

 

Клон выдает себя тем, что не может быть клоуном.

 

Воспитанный на доверии умножает радость. Воспитанный в недоверии умножает скорбь.

 

Человеческий опыт возникает на основе профессионального. Если этого нет, опыт – бесчеловечен.

 

Самые условные рамки и границы – у реальности. А условность предпочитает ограждать свою территорию непреодолимыми барьерами.

 

День, ночь, день, снова ночь… В кромешной темноте даже самые светлые вынуждены играть «в темную».

 

Не берите работу на дом. Вы же не берете дом на работу!

 

Как же так: рассудок есть, а рассуждать – некогда!

 

Простейшая истина: чтобы что-то получить, нужно что-то отдать. Халявщики – это очень бедные люди; они хотят только получать, у них не получается отдавать.

 

Посмотрите телевизор. На что может пойти человек ради «быстрых» денег? На любой «быстрый» позор.

 

Страх управляет мыслями внутри периметра, а любовь – всюду.

 

Мыслящий задает вопросы.

 

 

Работая, человек часто приходит к изрядной механистичности своего существования. А как узнать: уже пришел, или еще только на пути? Тест простой. Многим механизмам наличие общей атмосферы для работы не требуется.

 

Жизнь – это движение! Но только движение – это еще не жизнь.

 

Что-то музыкальное есть, симфоническое, когда душа поет в коллективном труде.

 

Судьба – гадалка! Почти всем подряд она сулит «казенный дом», в котором мы сами рискуем стать «казенными».

 

Глупый человек сам себе нравится, глядя в стеклянное зеркало, а мудрый – глядя в зеркало глаз собеседника. Стекло отражает реальность, а глаза отражают то, что эту реальность создало.

 

Неужели ложь – это прочная скорлупа, которая со всех сторон защищает нежную правду? Поэтому к ней невозможно пробиться, не солгав.

 

Победила изобразительная культура общения. Не понятно? Общение – изображают! То есть, оно ищет для своего проявления любую плоскость. Оттого и плоское.

 

Книга – это удивительное пространство, на котором, как на соборной площади, люди могут сойтись вместе. Чтобы потом, оставшись наедине с собой, не терять этого своего приобретения – чувства соборности.

 

Работая в «казенном» месте, человек изрядно рискует – ставки предельны: жить, или служить? Счастлив то, кто удержит знак равенства меж внешним и внутренним миром.

 

В сказочном детстве нас воспитывали, пугая страшными необразованными героями, которые питались человечиной. Во взрослой реальности можно видеть иное: даже образованные души питаются «нечеловечиной»!

 

- Не так важно «где» поговорить – было бы с кем поговорить! Есть люди, с которыми сам по-иному раскрываешься. Возможно потому, что такие собеседники поднимают тебя выше любой обстановки.

 

Есть ли у общества «инстинкт самосохранения»? Конечно. Если общество – единый организм.

 

Каждый человек некоторые свои мысли «носит с собой». Как часы.

 

- Что важно? Важно понимать, что в различные периоды твоей жизни действуют разные приоритеты. Когда-то на первом месте были игры, потом учеба, потом – карьера... Но не это меня сейчас заботит больше всего. Выше всех приоритетов – дети! Недавно родился второй мой ребенок, сын. И все свои действия сегодня я совершаю с оглядкой на него. Контролирую себя через эту призму, думаю о себе со стороны – как бы из иного времени. Чтобы сегодняшним собой не навредить ему, завтрашнему. Чтобы суметь вырастить, поднять на ноги. Постараться оградить сына от тех негативных жизненных ситуаций, в которые попадал сам. Дети учат нас ответственности за себя самих. Именно дети изменили во мне все: и поведение, и оценку жизненных критериев, и ход мыслей. В результате осознанности, я стал более осторожен. Воспитывая сына, я вновь воспитываю себя: как разговаривать с людьми? как правильно вести себя в обществе? как выработать меру справедливости? Каждый прожитый день – это драгоценность!

 

Ошибающийся в себе самом, способен «заразить» этой ошибкой многих.

 

Время – самый неумолимый из законов бытия. «Обратную силу» он имеет лишь в наших фантазиях, называемых «памятью».

 

Жизнь вокруг может быть и не очень качественной. Но право самого человека – оставаться «золотым» в любой ситуации. Именно этой волей изменяется в лучшую сторону окружающее пространство.

 

Громкие слова лучше всего произносить молча.

 

Юристы – те же самые люди. Но профессия требует сочетания уникальных особенностей. Каким должен быть идеальный юрист? В хорошем смысле: чувственно-хитрым, интеллектуально-циничным, по-шахматному вероломным... При этом оставаться исключительно порядочным человеком.

 

Интересное всегда статус-кво у юриста. Кто хозяин положения в делах? Тот, на кого он работает! Юрист, по-сути, обслуживает того, кто дал ему эту работу. В какой-то мере он выполняет функции «охотничьи», «сторожевые», «ассенизатора», когда приходится «разгребать» юридическую запущенность и безграмотность... Несомненно, статус-кво юриста выделяет его среди других профессий. Юристы, тем не менее, - это «кошки, гуляющие сами по себе». Юрист один знает нюансы ситуации и поэтому может ее «повернуть», используя правовые и юридические приемы, зная законодательство и судебную практику. А это – важно. С юристами нужно держать ухо востро!

 

Гражданская обычная жизнь, с точки зрения, законника – это людное пространство, на котором действуют все: и политики, и обыватели, и бандиты, и служители культа, и молодежные карнавалы, и старческая беспомощность... Причем, большинство – с завязанными глазами: никто не видит всех нитей и пут закона! И только юристы зрячи и пользуются этим, свободно передвигаясь в поле законодательств. Похоже на правду?

 

- Похоже...  Действительно, юристу часто приходится «разгребать» чужие официальные и частные «завалы». Спрашивается: почему и кто намусорил в мире порядка и учета? Ответ простой: тот, кто живет. Потому что не делают ошибок только лентяи. Никакой действующий практик от этого не застрахован. Так устроен мир. Без определенной доли ошибок он не смог бы развиваться. Однако чем меньше юрист ошибается, тем реже он будет «мальчиком для битья».

 

Это искусство канатоходца – сделать так, чтобы и начальник был доволен, и чтобы закон не нарушить. Профессия вынуждает быть защитником «на заказ». Если это удается, то помогая уцелеть другим, профессионал обеспечивает рост и целостность своей репутации.

 

Не всякий годится для профессии юриста. Постоянно находиться «меж двух огней» – для этого требуются особые качества личности. Иногда «огни» взрываются и для специалиста его неумелость может обернуться плачевно.

 

Юрист в коммерческой структуре – это штурман, прокладывающий безопасный путь в мелководье и рифах экономики, при условиях политических бурь и не самой благополучной, как правило, командой на корабле. В команде за общую выживаемость борются сообща. Потому что в случае краха пострадают все: и капитан, и подчиненные, и само дело. Найдут и того, кто ошибся... Так что, давать советы во время движения – занятие опасное и ответственное.

 

- Если благодаря твоим действиям пострадает целое общество, то его ответная «благодарность» несомненно будет заключена в кавычки. Выборы, коммунальные платежи, спорные государственные вопросы – все это «тяжкий крест» действующих юристов.

 

Актер и его роль... Юрист и его реноме... При одинаковом таланте премию, скорее, дадут тому, кто прославляет вождя, а не его врагов. Кто скажет юристу «спасибо» за талант? Слова благодарности «за кулисами» юриспруденции – редкость.

 

Расхожая поговорка нынешних времен: «Два юриста – три мнения!» У каждого – стопроцентная уверенность в своей правоте. Итого для обывателя-не юриста: трехсотпроцентная правота существует!

 

Особенно сложная работа у адвокатов. Не по канату – по лезвию ходят!

 

Как много слов и внимания собирают преступники и те, кто с ними борется. Но почему так мало слов о причине борьбы – о преступном сознании?!

 

Может ли будущее быть не образованным? Нет. А может ли образованное будущее быть невоспитанным?.. Проблема в том, что высокий человек в невысоком обществе – изгой. Что делать: укорачивать одного, или возвышать всех?

 

Сколько раз можно убить? Какой глупый вопрос! Конечно, убить можно только один раз. А сколько раз можно убить: веру? романтизм? идеалы? надежду? И как после этого верить тому, кто призывает «возрождать» неживое?

 

Друг с другом честные люди общаются путем «прямого переливания» мыслей, чувств, информации и даже материальных ценностей. А общаясь с обществом, даже честные  люди стараются «не раскрываться» лишнего. Так проявляет себя любое закрытое общество. Закрытое, например, на засовы страха и недоверия к своим гражданам.

 

Хозяин не тот, кто платит деньги. Настоящий хозяин тот, кто вне денег – либо выше их власти, либо ниже.

 

- В чем оптимизм? Хотя бы в том, что из любой ситуации есть выход. И я знаю, что способен его найти. Не обязательно выходить из трудного положения главным победителем. Но выйти из него целым и невредимым – уже победа!

 

Каждый день решать не свои собственные проблемы! Причем, склонять эти решения в нужную сторону, оглядываясь сразу на три «кнута» за спиной: на закон, на совесть и на хозяина.

 

- Юрист всегда на работе? Даже когда он отдыхает? Я бы не хотел, чтобы юриспруденция занимала меня круглые сутки. В мире так много еще интересного, прекрасного и непознанного! Бывают ли увлеченные юристы, азартные? Да, редко, но таких встретить можно. Но профессиональный азарт не должен доходить до абсурда.

 

Свобода ощущений и ощущение свободы! В этой тонкой близнец-инверсии для многих профессиональных асов заложена возможность «побыть человеком» - сесть на велосипед и, ни о чем не беспокоясь наперед, просто жить, просто быть счастливым, просто принадлежать лишь себе самому. Просто! В этом – секрет свободы.

 

В выходной день, бесцельно блуждая по улочкам, можно освежить впечатление от города, в котором живешь. Точно так же, бесцельно беседуя со старым другом, освежаешь пути совместной судьбы.

 

Внешняя ситуация и внутреннее наше состояние – эти два учителя судьбы всегда готовятся сговариваются заранее, чтобы урок получился запоминающимся.

 

Говорить с профессионалом только о его профессии – в какой-то мере оскорбительно для личности. Люди интеллектуального труда разносторонние. С тем же успехом можно бесконечно читать одну и ту же книжку. Для чего искусственно сужать свой интерес к другому, если это ограничение – ограничивает и его?!

 

Трудности и испытания человека раскладывают на «спектр». Становишься слишком наглядным сам для себя.

 

В свинстве друг друга обвиняют, чаще всего, жители свинарника.

 

Мастерство, как воздух, чаще всего, для других незаметно. Но без него – задохнешься сам, или задушишь других.

 

Человек – росток множественный: хочется и того, и другого, и третьего... К чему тянуться? Где самый лучший свет? Уж не тот ли, что зажигает яркий случай?

 

Знать свою профессиональную кухню «до песчинки» – такое под силу лишь тому интересу, который буквально не отводит глаз от своего дела.

 

«Я», спрятавшееся внутри профессии, часто говорит от имени обезличенного «Мы».

 

Машине все человеческое – чуждо!

 

Всюду есть общие правила, внутри которых живут и работают «штучные» люди. Знаете, понятие «чиновник» больше принадлежит тем, кто работает с населением в прямом контакте. Смесь небольшой должности и непомерных амбиций в приемном окошечке – вот что рушит репутацию госслужащих в целом. Страдают от этого все... Синдром лакея! Когда «сошка» на руководящем или распределительном рабочем месте ведет себя неподобающим образом. Опять же проблема воспитания: того, кто не умеет себя «вести» сам, не научишь «водиться» никакими правилами. Синдром лакея! Лакей в господском доме «гнет из себя». И очень жаль, что дом этот – наша страна.

 

У каждого из нас имеется интонация речи и слуха. Они музыкальны в своей основе. Поэтому посетитель учреждения и работник, его выслушивающий, тестируют свое общение на гармоничность и музыкальность. Идеальная встреча, даже по конфликтному поводу, пройдет, как по нотам, если собеседникам медведь на душу не наступил.

 

Бороться с недостатками можно только одним способом – вступая с ними в конфликт. А если пойти путем лишь «критики недостатков», то можно заработать конфликт с самим собой.

 

Иногда представитель власти начинает думать, что он и есть эта «власть». Так начинается безвластие.

 

Барьер – это злой волшебник, который разделяет людей на «больших» и «маленьких». Большие этот барьер охраняют и наращивают, а маленькие пытаются через него перепрыгнуть. Давно так повелось. Век за веком люди рождаются и умирают по обе стороны от барьера, а он все стоит и стоит. И снаружи высок, и изнутри.

 

Воспитательный «заряд» - пропитание души человеческой - не перебросишь из одного поколения в другое, как мешок с картошкой. Заряд этот передается иначе, как огонек, от искорки к искорке. Поэтому в соседних поколениях нужны «горящие» люди и нужны условия, чтобы они встретили друг друга. Иначе следующее поколение рискует быть «потерянным».

 

Душа не выражается в цифрах.

 

Из школьного курса математики помним: есть такое доказательство – доказательство от противного. Применяем к проблемной жизни! Странное дело: противное – очевидно...

 

Эпоха глобализма... Где она? В тебе! Все со всем равно. Ценности стандартны и повсеместно одинаковы. Уловка глобализма дьявольски коварна: да, жизнь порождает движение, но много, слишком много движения – это еще не жизнь...

 

Душа, споткнувшаяся перед смертью, позорится перед Богом.

 

Эксклюзивная мысль: «Настоящее не совместимо с тиражом!»

 

«Давление» в организме общества измеряется степенью равнодушия. Давление падает – общество умирает.

 

Какое временное и смысловое поле охватывает мозг человека? Эгоист видит только «свой круг» и только личную выгоду - «брать». Гражданское мышление устроено иначе – оно стратегическое; человек всегда видит «себя в кругу» и избыточно готов себя «вкладывать» в копилку общей эволюции.

 

Всякая профессия задает своим участникам «масштаб эмоций», «масштаб сердца» и «масштаб опыта». Среди юристов почти всегда эти масштабы делят своего хозяина по справедливости.

 

Юристы запутывают людей. И они же их «распутывают». Пятьдесят на пятьдесят! Неужели это и есть счастливое равновесие в правовом обществе?! В правовом обществе юристов!

 

Общество без юриста существовать не сможет. Юрист – дитя цивилизации. Цивилизованное общество – дитя юристов.

 

Ответственность за поведение не наступает в результате одинокого существования. Но чем существование коллективнее, тем выше эта ответственность и тем строже кодексы, нормирующие поведение в информационной, физической и нравственной тесноте.

 

Можно ли представить общество, целиком состоящее из юристов? Карикатурна ли такая перспектива? Заметно ли в этой картине «иррациональное» зерно?

 

- Все юристами быть... могут! Но тогда над массой юр-населения должны будут появиться новые управляющие надстройки – юристы над юристами! В этой шуточной картине, тем не менее, заложен принцип управленческого роста в растущем обществе. Юмор опять касается матушки-России – перепроизводство юристов... Как всегда: то все хотят быть царями, то космонавтами, как один, то геологами... Отдельный «юмор» в отдельно взятой стране!

 

- Что производит цеховое сообщество юристов? Что поступает на «вход» этой фабрики, и что имеется на выходе? Сложный вопрос... Задача юриста – сформировать правильное мнение. Не «произвести» мнение, как это делалось в партийные времена, а – сформировать!

 

Большая часть людей ограничиваются постулированным мировоззрением, остальным требуется мировоззрение – аргументированное. Общество продвигают вперед лишь те, кто способен не пасовать перед вопросом: «Почему?»

 

Мировоззрение – это, зачастую, средневековая крепость, которая защищается, или нападает сама; профессиональное мировоззрение, подростковое, религиозное, национальное... - спорят друг с другом не сами люди, а их «третий глаз».

 

Мечта юриста, занятого в уголовной практике, гуманна и понятна: остаться безработным!

 

- Одинок ли профессионал, достигший в своем деле серьезных вершин? В принципе, да.

 

Не одинокий в себе одинок с другими. Потому что он знает: настоящие учителя не приходят толпой и не учат насильно. А щедрая голова к тому же советует: «Если мыслей много, то записывать их не обязательно».

 

Культурное поле нации является той единственной «твердью», из которой прорастает к земле все остальное овеществление. Основой всего временно видимого является основа вечная и невидимая.

 

Мастерство профессионала напоминает «фокус» линзы, сделанной из особого материала – времени. Чья-то линзочка собирает вместе лучи дней и недель, а чья-то столь велика, что стягивает в одну точку целые тысячелетия!

 

Катастрофа личности – это когда человек наполняется до отказа необновляемым пожизненным содержанием.

 

Энергия эгоизма отличатся от энергии альтруизма так же сильно, как энергия распада от энергии синтеза.

 

 Творчество – сила целиком коллективная.

 

Нет плохих времен. Каждое время и каждая нация в достаточном количестве рождают лидеров. Людей с повышенной энергией. Куда устремятся взоры этих вожаков, туда и все повернут. Вот почему своих собственных лидеров воспитывают в собственном доме и на собственных ошибках, а не посылают учиться на сторону «передовому опыту».

 

Неограниченные внешние полномочия часто приводят к обидному увечью - ограниченным внутренним возможностям.

 

Открытый человек счастлив чувствовать себя «частной собственностью» всего общества!

 

Как всегда, людям не хватает стабильности. «Палуба» жизни непрерывно качается. С одной стороны, это – признак общего движения, с другой – личное неудобство. Поэтому приходится балансировать.

 

Характер человека формирует среда, а не учебники.

 

Все хотят достойно зарабатывать. Где, каким образом? Быть юристом, например. Но именно здесь требуется обязательное сочетание многих личных достоинств, из которых складывается достойная оплата.

 

Отчего частенько брюзжит старшее поколение? Их доброта и опыт, к сожалению, потеряли свою прежнюю силу. Значит, нужно прислушиваться к советам бывалых особенно тщательно. Голос даже обессилевшей истины по-прежнему ясен и чист!

 

- Я никогда не состоял в партии. Но что такое «работать за идею», мне понятно. Потому что я – выходец из идейного прошлого. Много ли сегодня найдется народу, способного «работать за совесть»?

 

Понятие «Человек» - центральное в том обществе, которое провозглашает его высшей ценностью. Вектор обобщающей идеи надматериален. «Жить во имя» намного превышает в своей смысловой устремленности и гражданской патетике «жить ради чего-то». Идея – дирижер всего. И закон подобия никто не отменял: поставленный во главу угла, духовный человек творит человека, а поставленные во главу угла деньги, могут творить только выгоду купли-продажи.

 

Высокое может прикасаться ко всему низкому – чтобы одухотворить его и дать шанс на развитие. Низкое ни в коем случае не должно касаться высокого – оно уронит его до себя.

 

Провозглашая человека «венцом природы», кого мы имеем в виду? Себя самих, или восхищение ближним?

 

«Нить Ариадны» - это название для книги возникло не случайно. Судьба людей – ниточка, вьющаяся сквозь время. Из чего она состоит? Из мыслей и встреч, памяти и проектов на будущее, узелков и распутанных петель… А где она берет свое начало? О! Этого не знает никто! Зато путеводная нить, ведущая каждого сквозь испытания судьбы, безошибочно знает свое предназначение – вести мыслящего к себе самому, к вершине вершин: стать Человеком!

 

Здоровый, чистоплотный житель не согласен мириться с грязью. А общество? Кто и какими методами поможет ему стать более здоровым. Это зависит от того, кто находится сегодня у власти. Нет, речь идет не о власти людей, о более реальном и действенном факторе – кто находится у власти над образом жизни? Грязь, или свет? Свои, или чужие?

 

- М-да, грязь… Может ли она стать белой? В тюрьме грязь, чаще всего, камуфлируется. И делает это очень умело: становится «святой», здраво рассуждает на тему и, как итог, – начинает требовать свои «права». В принципе, правильно. Так и должно быть, когда человек реально меняется. Но вот вопрос: меняется ли? Внешне – да. А как определить душу? Потемки! Перед людьми «отмыться», наверное, можно. А перед Богом, как говорится?

 

Где Бог? Всякая отдельная фантазия строит для него свой «домик», шьет свои одежды и осыпает своими словами. Получается, Бог у каждого – свой! И хорошо, что он есть в таком виде. Но плохо, когда он становится богом толпы – безразличным и не своим…

 

- Изумляют многие внешне набожные люди: молятся об одном, хорошем, а поступки совершают совсем другие.

 

Природа сознания дуальна. Люди часто «расщепляются», попадая в поле сильных воздействий. Может, это и не так уж ужасно. Невозможно, развиваясь, не нарушить прежних границ. Границы известного, например. Свобода предполагает падение, или восхождение. Мы говорим сейчас о восхождении! За это и на костер бросали, и на дыбу поднимали… Нарушители границ! Одни во благо – те, что шагают за пределы известного. Другие во вред – те, что опускают черту непозволительности.

 

Для чего мы складываем в откровенных беседах свои личные мировоззренческие потенциалы? Конечно, не для того, чтобы спорить. А для того, чтобы благодаря полученной «сумме» взглядов, совместным усилием приподнять над собой иную точку зрения и – увидеть все заново! Впервые услышать новую идею, которую вдруг изречет твой собственный язык… Суть совместной беседы – коллективное зрение. «Третий глаз» - это не волшебное дополнение к двум, уже имеющимся. Это – гражданская ясность в голове и в сердце, да еще капелька-душа, что не чувствует себя отдельной от неизреченного и вечного Океана.

 

Какие границы находятся внутри самого человека? Кто их проводит? И как они охраняются? Каким образом сознание заболевает вирусом преступности? Жизнь – сказка. Страшная, или не очень. … Жил-был Одинокий пограничник. Он знал: вот граница и ее следует охранять. И он ее охранял. И тысячу лет, и еще тысячу, и еще… Одинокий пограничник не представлял себе, что именно находится за его спиной и кого он охраняет. Как не представлял он себе и врагов, находящихся по ту сторону границы. Потому что Одинокий пограничник за тысячи лет так никого и не встретил на своей границе. Однажды он нарушил правила и покинул свой пост, чтобы узнать кое-что о жизни. Он отошел от своей границы на пять шагов в тыл и земляков-друзей не обнаружил; потом он пересек границу и сделал пять шагов по запретной территории – врагов тоже не было. Одинокий пограничник вернулся на место и стал жить спокойно и счастливо. Потому что понял: иной жизни, кроме охраны его собственной границы и быть не может!

 

- В основной массе преступлений сегодня наблюдается меркантильная составляющая. Набор преступных желаний всегда скуден: «грести под себя», нарушение половой неприкосновенности, кражи-разбои, месть, реже – поведенческий мотив… Спросите преступника: для чего человек рождается? Ответ, как ни странно, будет возвышенным.

 

Так хочется полной гармонии! Безмотивная жизнь порождает безмотивные преступления. Социум – это сложнейшее «симфоническое» произведение, которое смычки и литавры цивилизации играют без перерыва на антракт. Слушателей и зрителей в этом колоссальном театре бытия попросту нет. Все – участники! Высокий человек дает здесь высокую ноту, фальшивый – фальшивую. Все звучат! Никого не отменишь! Один симфонию поддержать старается, другой – шлягером сыт.

 

Без четкого воспитательного устремления и личных примеров тому родители передадут своим детям лишь «Броуновское движение» массового бытия – суету.

 

- Общество, не умеющее добровольно построиться в колонну, пополняет хаос. Существование «само по себе» - итог не лучший: высшее руководство «само по себе», самодостаточный слой населения «сам по себе», а основная, огромная масса людей – существуют в малюсеньких мирках, которые тоже «сами по себе». Разве так должно быть в нации, которая привыкла гордиться своей силой и единством духа?!

 

Когда говорят, что человек «замкнут», на что указывают? На «короткое замыкание» в психологии, в душе, в мыслях? От которого и «перегореть» не долго. И как понимать, когда начали вдруг говорить о «замкнутости» народов и сообществ? Пожалуй, ясно только одно: «короткое замыкание» требует колоссальной энергии, не производя при этом никакого результата.

 

Историю переписывали и активно переписывают. Измененная история – это измененная траектория развития. Переписчики «под заказ» изменяют настоящее и перспективу будущего. Как быть? Кому верить? Здравый смысл и критический мозг – отличная прививка от подобных «стратегических» манипуляций.

 

Похоже, людей по-настоящему объединяют только две силы: страх и любовь. Страх для этого пользуется цепью и кнутом. Есть массовые примеры. А любовь?.. Пока есть только действующие «лабораторные» образцы в истории планеты. Как правило, Генерал Страх эти «лаборатории» уничтожает и разоряет, чувствуя в них сильнейшего конкурента.

 

- Граждански активный человек очень тяжело переживает распад высоких социально-культурных связей в обществе. Культурные потребности, буквально сброшенные с высоты, «обвязываются» уже иначе. Грубо и пошло. У вас, к примеру, есть желание смотреть в телевизор? И ни у кого уже нет! Одно и то же! Ни к чему хорошему ни один канал не призывает и не воспитывает. Показывают сплошную «грязь», называя это «информацией», - кормят воображение людей гадостью, делают это нижайшей нормой и потребностью в «дозе» страха. Недопустимое становится допустимым. По-сути, зомбирование при помощи продуктов тьмы. Я специально смотрел популярные теле-суды, сериалы для электората. Показывают неправду! Нарушение уголовно-процессуального законодательства. Спектакль! От стыда просто выключаешь и отворачиваешься… А результат? Приходят к нам бабушки-дедушки, просвещенные подобной «юрист-попсой для простого народа» и уже заранее настроены на определенное решение: «А вот нам по телевизору сказали!..» Оказывается, истина сегодня – это то, что говорится с экрана. Кто-то этим беззастенчиво пользуется и еще более усугубляет ситуацию безграмотности и беспомощности. Зараженные телевизионными «истинами», не годятся для продуктивного диалога в реальности. Вот ведь что получается! Как изменить развращающий видеопоток? Не знаю…

 

…Когда-то, давным-давно, миллионными тиражами стал вдруг выходить в советской стране сверхпопулярный журнал «Здоровье». Как его возненавидели врачи-профессионалы! Люди стали приходить на прием с уже «готовым» диагнозом для себя и требовали лечения, про которое «авторитетно написано». Тем и опасна безграмотность, что она апеллирует исключительно к вере. И можно лишь догадываться о целях того, кто эту слепую безграмотность в людях насаждает.

 

- Телевидение – великий профанатор. Что я слышу с экрана от псевдо-судей: «Оправдать! Оправдать!» - ни одного обвинительного приговора. Населению это нравится. Но вот они сталкиваются с суровой действительностью в зале суда: «Осудить! Осудить! Осудить…» Оправдательные приговоры в нашей практике и в нынешних условиях – большая редкость. В итоге: люди готовы молиться на иллюзорное судебное шоу в «ящике» и готовы возненавидеть тех, кто эти иллюзии ломает.

 

Фальсификация может касаться не только фактов. Обман – всегда выше! Фальсификация образов.

 

- Да. Иллюзионисты прилюдно ссылаются на нормы уголовного права, на пункты и параграфы кодексов, которых… не существует! В телешоу по гражданским спорам – аналогичная ситуация. Я не столько сожалею об этом, сколько констатирую: иллюзионисты пытаются править миром! Хочу, чтобы мои дети знали об этой опасности.

 

О гадком и грязном лучше об этом говорить языком притчи – не прикасаясь к гадкому напрямую. Беда лишь в том, что собственные притчи чаще всего появляются в результате собственных потерь. А когда терять больше нечего – не о чем и причитать.

 

Обман не обдумывают. Ему – верят. Этим и силен обман. У чудовищного обмана – чудовищная вера!

 

Обман души и алкоголизация населения – не одно ли и то же? Не звенья ли это одной цепи, на которую привязаны обманутые люди?

 

Обманутые управляются только при помощи обмана!

 

Телевидение – мощнейшее средство воздействия на человека. Оно невольно «питает» и глаза, и слух, и чувства. Постепенно смотрящий в телевизор слепнет, глохнет и черствеет на чувства. А здравый смысл начинает шататься, как пьяный. Тут-то ему и подают с экрана нужную опору: «Держись!» Возьмешься – пропал.

 

- О чем узнает страна в первую очередь в шесть утра? Ба! По всем каналам «жуют» новость: подстрелили уголовного авторитета. Что, более важного и интересного явления в «зоне» страны не существует?! Ненормальность кругом: «Всем! Всем! Всем! В нашей тюрьме – новость!» А когда из жизни уходит достойный человек, ученый, талантливый хирург, выдающийся экономист, - никто даже слова доброго с экрана не скажет. Низким интересно только все низкое.

 

Русь всегда жила по понятиям. Причем, понятиям полярным, без полутонов: либо сразу в ангелы, либо сразу в ад. Сразу! В этом вся суть. На постепенный путь от ада до горних высот «игроки» русской истории не согласны. Только сразу!

 

Чтобы встать с головы на ноги, перевернуться, придется для начала рухнуть, потом из лежачего подняться на четвереньки, потом – действительно встать, чтобы идти. Даже первые неуверенные шаги разбудят настоящую адекватность; стоящим на голове понятие Путь знакомо лишь в теории.

 

- Моя опора – это семья. Без нее я просто бы не состоялся. Семья учит, семья объединяет, семья сплачивает. Семья хранит мою жизнь, а я берегу честь рода.

 

Молчание вмещает в себя все возвышенные слова: честь, родина, любовь, красота, справедливость, счастье… А если каждое из этих слов наделять патриотическими подробностями и ритуалами, то молчание становится неудобным, тесным или даже совсем мертвым. Не долее минуты.

 

Личный пример – сила воспитательная. Конвейер образования и «конвейер» последующей жизни все чаще прибегает к иным способам формирования личных умений и качеств: тренинги, модели, конкурсы проектов и так далее. Что в результате? Обезличенный пример – сила безнравственная. так это, или нет – покажет день завтрашний.

 

Воспитание не может осуществляться, как указ, «сверху». Воспитание – исключительно «заземленный» процесс. Это – фундамент живых примеров и жизненных приемов, которые близки физически: объятия отца, рукопожатие друга, слезы первых обид и амбиций, высокая воля учителей и восторг ремесла. Воспитание – атмосфера, в которой дышит наша душа. Хорошо, когда атмосфера чиста и щедра.

 

Чем труднее путь судьбы, тем уже становится круг друзей. Остаются лишь те, кто похож «по надежности».

 

- Я – охотник. Серьезный охотник. Каждую осень ходим на крупного зверя, на кабана, на медведя. В нашей охотничьей бригаде остались лишь те, кому можно доверить свою спину… Не дрогнут, прикроют, если раненый зверь нападет со спины. Верный человек нужен! Тот, кто не боится ни своей смерти, ни чужой. Дважды в мой жизни друзья спасали мне эту самую жизнь… Так же и в рабочей нашей жизни бывает. Аналогия прямая. Всякое решение должно быть идеально отточено.

 

Аллегории, аллегории. Русское общество… Шатун! Раненый медведь! Многие опасаются: не зашел бы с неожиданной стороны, не накинулся бы. Кто прикроет человека от зверя? Верные друзья: совесть, порядочность, вменяемый разум – любовь! Добьют шатуна.

 

Клин клином вышибают. Стресс на работе – стрессом вне работы. Силовое какое-то все! А душевные разговоры и тайные мечты – о покое.

 

Виноватых обычно ищут постфактум. Находят. Но это не меняет основной тенденции – постфактумности самого процесса. Хорошо бы их, будущих виноватых, обнаруживать и выявлять заранее: в политике, в идеологии, в образовании, в экономике – во всем! Пусть будущие виноватые заранее придут к народу сами, с повинной. Чистосердечное их признание облегчит участь народа.

 

- Беда на Руси – флаг особенный. Безликий. Под этим флагом создаются фонды для сбора средств, например. Куда эти средства уходят, как узнаешь? Беда для кого-то стала желанным бизнесом. Отчего беда только увеличивается. Я предпочитаю адресную помощь. Захотел помочь – пойди и помоги. Настоящая помощь не терпит посредников!

 

- Однажды я был свидетелем показательного разговора с малышом. Отец его спрашивает ласково: «Кем хочешь быть?» Ответ оказался коротким и молниеносным: «Олигархом!» Стало не по себе.

 

Размышления помогают выбирать профессию осознанно, а романтизм позволяет войти в нее – одушевленным.

 

Мышление руководителя социально опасно, если оно слишком «короткое». Смотрящий лишь себе под ноги, не сможет подняться над повседневностью и увидеть того, что за горизонтом. Перспективное мышление – это продолжение перспективного видения.

 

Ах, государство! Рука дающая целиком подчиняется руке берущей… Одна рука все больше становится, а другая все меньше… Неудобно ведь тебе, государствушко, однорукому-то жить будет!

 

Критика и недовольство не остановят жизнь. Она обязательно в новых условиях создаст иных людей - активных и довольных. Потом и они состарятся. И опять изменятся условия бытия. И опять кому-то покажется, что критика и недовольство – рычаги прогресса…

 

- В чем позитив?Сказать, что мы стали свободнее? Возможно… Жить лучше стали? Может быть… Не хотелось бы повторять житейские глупости шестидесятых-восьмидесятых прошлого века. Пустые полки на витринах магазинов, пустые головы на пустых собраниях… Помню беременных женщин в давке, в диких очередях, отоваривающихся по талонам на водку… Не хотелось бы повторений! Но не хотелось бы терять и то ценное, что там, несомненно, было. Душа – не по талонам! Душа… Нынешний дефицит. Чем питаемся, тем и становимся. Позитив – в жажде остаться самим собой!

 

Пустая голова очень удобна для пустой жизни!

 

Мы говорим: «Ресурс личности». Да, ресурс. Далеко не бесконечные возможности во времени и в содержании. Чем и как этот ресурс заполняется? Он заполняется произвольным образом, когда, на бегу мы повторяем изо-дня в день: «Некогда! Некогда!» К моменту смерти в руках оказывается столько, что руки уже не могут этого удержать. Детям своим «беглец» завещает вещи. Из рук в руки – эта накопительная традиция работает прекрасно. А из души в душу?!

 

Мыльные пузыри, взлетевшие над толпой, очень любят называть себя «патриотами»…

 

Рыцари те, кто держит свой взгляд прямо, как копье. И копье это направлено к свету. Только так глупые наши ноги идут туда, куда глаза глядят. Возможно, в каждой живой поговорке спрятана уникальная «технология» очеловечивания общества.

 

Так или иначе, человек, воспитанный в масштабном понимании бытия, является носителем «имперского мышления». Это совсем не предосудительно. Это лишь говорит об очень важном личном умении – соотносить все свои частные «тактические» поступки с поступательностью общей стратегии общества. Осмеяние масштабности в общем мышлении есть разрушение эволюционной национальной колонны.

 

- Сидя на лабазе, подкарауливая медведя «на овсах», о чем только не подумаешь! Тишина и покой способствуют погружению в себя. Тишина! Лучшая музыка в мире. Только природа и ты. Сидишь, не шелохнешься! Думаешь, думаешь, не спеша: от семейных дел до положения в стране. Только тишина позволяет оставаться наедине со своими мыслями. Цивилизация не оставляет зверю ни единого шанса: тепловизоры, приборы ночного видения, девятимиллиметровые карабины… Только чутье может зверь противопоставить всем этим ухищрениям. Чутье – залог предвидения! То, что в людях постепенно пропадает. М-да… Все в этом мире устроено по принципу компенсации.

 

Многие профессии, казалось бы, «очерствляют» исполнителей. Да, восприятие становится функциональным, без излишнего вмешательства эмоций. Но это – самозащита. Просто живое защищается от неживого, как умеет.

 

День-ночь, правда-кривда, вдох-выдох… Все держит свою суть за счет антагонистической связи с противоположностью! Спора жизни и смерти в этих противопоставлениях нет. Уравновешенные противоположности безопасны.

 

- Без духовно-разумного равновесия человека может «унести»… К примеру, кто-то вдруг бросает партбилет и в тот же день идет молиться. Не понимаю! И никогда не понимал. И – не пойму.

 

Торговцы «духовными опорами» напоминают стриптизерш, которые крутятся, завлекая публику, - каждая у своего шеста. С превеликой легкостью они меняют «клубы» и отполированные свои «опоры»! Хотя изображают «подлинную» страсть. Сколько кавычек приходится применять, чтобы обнажить суть публичной уловки – не здравый смысл!

 

- При случае, спрашиваю священнослужителей: «Скажите, почему, по какой такой причине люди становятся преступниками?» Ответ всегда получаю издевательский, хотя произносится он с самым серьезным выражением лица: «Так Богу угодно». С таким «объяснением» можно творить произвол.

 

Отвечает ли охранник за того, кого он охраняет? Да, отвечает. А отвечает ли за себя сам охраняемый? Что вы! Зачем? Двойная охрана – это излишество. Так вырастают безвольные.

 

Опытные юристы знают: тюрьма не исправляет, а лишь закаляет уголовных преступников, порожденных преступным равнодушием гражданского общества. Путем следствия и наказания такую причину не исправишь.

 

Когда человека жалеть? До того, как его загнали в угол, или после?

 

Кто из малыша вырастет, если его воспитывать на одной жестокости и жестком рацио? «Кто» не получится – будет безжалостное трио: Что? Где? Почем?

 

- Удивительные наблюдения приходят с годами. Вот одно из них: все педофилы в детском и юношеском возрасте были обижены. Комплексы, духовные повреждения, психологическое насилие… Юная жертва, повзрослев, подсознательно ищет жертву для мести. «Разрегулировать» судьбу не сложно: ломать – не строить. А вот обратно поставить все на свои места – трудно чрезвычайно. Человек – устройство очень тонкое – от грубости и неумелости окружающих может испортиться бесповоротно.

 

Старшее поколение хорошо помнит «чувство долга», привитое им с детства. Чувство непрерывной культурной сопричастности, помогающее не столько «брать» от жизни ее блага, сколько мотивирующее обратный внутренний порыв – наоборот, «дать» обществу от себя. Вложится в эволюцию, как в банк. С расчетом на «прибыль» - благодарность детей и потомков.

 

- Для меня чувство долга стало сегодня абсолютно конкретным. Это – забота о семье. А имперское мышление? Что ж, от него осталась сокрушительная лишь расхожая фраза: «За державу обидно!»

 

Кто кого? Когда это говорят друг другу друзья, их соперничество приводит к совместному результату. Кто кого? – Враги понимают вопрос однозначно. Кто кого? – Хитрый враг разжигает войну между братьями.

 

У каждого поколения своя «гражданская война». Телевизор. Пиво. Диван. Не через точку. Лучше написать, используя знак равенства.

 

Сопротивляться влиянию толпы лучше всего в одиночку.

 

Во времена хаоса человек совершает внутренний подвиг - спасает порядок и порядочность внутри себя.

 

Любая новая степень свободы испытывает человека на его внутреннюю независимость. Высокие технологии запросто подчиняют себе «не высоких», делают их зависимыми.

 

Любая монотонная деятельность усыпляет жизнь. Особенно – монотонные мысли.

 

Нечеловеческие силы обожают говорить о человечности обобщенно!

 

- Люблю пчел. С детства занимаюсь этим делом. Можно многое понять, просто наблюдая и изучая принципы их коллективного труда. Разум на всех один, а жизнь – коллективная. Для нас пока недостижимый идеал!

 

Какую информацию ищет собеседник в собеседнике? Он ищет в нем себя! Умного, доброго, красивого!

 

Стоит ли показывать миру то, как ты интересуешься собой? Не лучше ли показать свой интерес к другим? В каждом отдельном человеке «варится» весь известный ему мир – это задача судьбы. А вот поделиться тем, что понял, осмыслил, вложить эти свои находки и ценные опыты в общий «котел» бытия – это уже ее сверхзадача. Плодотворная судьба хорошо знает: взять всегда легче, чем дать.

 

Что находится поверх повседневности? Объединяющий миг! То, что мирит самовлюбленное «Я» с безусловной любовью природы.

 

Плоскость бумаги позволяет суммировать «изображения» наших мыслей и чувств, делая результат феноменальным: с какого-то момента не человек начинает читать книгу, а она его!

 

Управляемые ошибки позволяют избежать хождения по кругу – абсолютной безошибочности!

 

Количество жизненно важных нравственных банальностей со времен сотворения мира ничуть не изменилось. Просто каждое новое поколение открывает их заново, путем собственных усилий – в своем времени, своей культуре и своем языке. Эта невидимая работа подобна работе крыльев. Бескрылые и ленивые – падают на дно нравственной эволюции.

 

Несомненно, соревновательность жизни заставляет ее развиваться и поднимать планку достижений все выше и выше. Высота планки и соревновательность – величины взаимозависимые.

 

Люди с избытком внутренней энергии развиваются характерно: либо «свищет» во все стороны, либо им удается собраться в целеустремленный «луч». В обоих случаях результаты изумляют: в первом – величиной растраченного, во втором – качеством и высотой достигнутого.

 

- В начале своей карьеры я работал в районном суде. Часто рассматривали уголовные дела людей, которых привлекали к ответственности за хулиганство, разбой, убийство, массовые драки... Невозможно было не обратить своего внимания вот на что. Многие преступники талантливы, одарены от природы и одарены сильно. А дорожка – кривая: один раз судим, второй, третий... Но по всему видно, что шагни этот парень в детстве иначе, пойди в силовую спортивную секцию, в бокс, например, - стал бы он сейчас лидером, руководителем, крупным деятелем во благо, а не во вред. Как важна эта «стрелочка» в детском и юношеском возрасте, указывающая: куда жить? Почему сильные разрушаются? Возможно, они изначально были «выброшены»... Деревенское неполное образование, родительский недогляд, общественный вакуум и равнодушие. Отрицательных факторов много, а жизнь – одна.

 

Вектор – стрелочка, указывающая направление развития и приложения воздействия. Человек рождается и растет «на семи ветрах». Кто-то обязательно должен подправить этот указатель в нужную сторону. Не указать. А именно – подправить. Незаметно и ненавязчиво. Так уж устроены молодые люди: если начать указывать строго – побегут в строго противоположном направлении.

 

Положительный пример привлекателен только тогда, когда общественная среда расплачивается с ним особой монетой – искренней благодарностью.

 

Homo sapienc. Чудо прямохождения. Вестибулярный аппарат помогает балансировать вертикально, а нравственный аппарат – не падать духом в периоды хаоса и вседозволенности.

 

- Наследственность – сильнейший фактор судьбы. Я наблюдал: рождаются люди в одинаковых условиях, растут и воспитываются в совершенно одинаковых, а попадают – в совершенно различные миры и сферы жизни. Почему? Воспитание здесь – не решающий фактор. Тогда что? Основа глубже. Наследственность, как айсберг, мы знаем и видим только очень небольшую ее часть.

 

 Юношество перед «прыжком» во взрослую судьбу набирает «разгон»: изрядно шумит, кипятится, мечтает, спорит, требует и пробует.  Потом – прыжок. И – приземление. В кресло руководителя. В заводскую семью. В фермерский дом. В тюрьму. Многие до конца дней своих надеются на «вторую попытку», хотя и знают: жизнь – «спорт» одноразовый.

 

Человеку должно повезти дважды. В первый раз – войти в жизнь, благодаря родителям. Во второй – войти в разум, благодаря своим духовным учителям.

 

- Пример старшего очень привлекателен, когда он верит своим ученикам и глубоко убежден в нужности и справедливости своей профессии. Убеждает других именно это – личная глубина! Вот почему «воспитание», полученное от неискреннего функционера, приводит лишь к скепсису. С тем же успехом можно поставить в коридоре учреждения робота, потешающего всех: «Будьте культурны и духовны, как я!» Цитаты, произнесенные без глубокого личного переживания, мертвы и заразны.

 

Сколько у человека лиц? У того, кто не обременен общественными заботами, лицо, как и положено от природы, одно. А вот у руководителя этих лиц – два или даже больше. Одно «физическое», а все остальные – «юридические». Далеко не всегда можно признать, что они принадлежат одному и тому же человеку. В то время как «юридическое лицо» мечет молнии, его «физический» братишка – улыбается и шутит. Иногда они меняются местами. Иногда между «лицами» происходит настоящее внутренне сражение; тогда у всех лиц – одно лицо победителя. Человека. Или Официального Лица.

 

- Арбитражный суд – это суд экономический, суд коммерческий. Тот же судебный орган, с теми же процедурами судебной общей юрисдикции, но с другим судебным составом. Другие люди приходят. Другие споры ведут – экономические. Все, что является «кровеносной системой экономики», все это является предметом рассмотрения в арбитражном суде. Никакой лирики! И тем не менее... За каждым спором – люди. Здесь рассматриваются интересы коллектива, его состоятельность, например. Создание арбитражного суда для экономики переоценить невозможно. Поскольку суд устанавливает правила игры. Государство нормирует, суд – добивается единообразного исполнения. Понятные правила – залог понятной, стабильной и предсказуемой  деятельности. Арбитраж  – особая часть экономики – работает на благо поступательного развития.

 

Почему человек доверяет свои обязательства бумаге больше, чем просто данному слову? Почему люди все больше общаются через бездушного казенного посредника - через бумагу? Почему в конце пути своего казенная душа рискует стать плоской, как Почетная грамота?

 

Как поступить лучше? Прославить себя за счет человечества? Или прославить человечество за счет себя?

 

Можно ли «решить» все в этом мире? К счастью, нет. А можно ли исполнить все «решения»? Тоже – нет. К несчастью.

 

Зачастую, уважение основано на страхе. Из такого уважения запросто могут вырасти «страшные» почести.

 

Есть две неотвратимости в исполнении решений суда: первая – служба собственной совести, вторая - служба судебных приставов.

 

Банкротство экономическое влечет за собой и банкротство репутации. Каждый из кредиторов бросит на крышку гроба бывшей фирмы горсть своих проклятий: «Прах миру твоему!»

 

Как широк нынешний выбор! Сколько дорог уже существует на земле и на небе! И все они отлично вымощены благими намерениями!

 

Интересная закономерность: чем сложнее цивилизация, тем больше у нее контролирующих органов. Апофеоз усложнения – тотальный контроль?!

 

- Да, чем сложнее цивилизация, тем больше у нее возможностей. Выше производительность труда. Больше есть возможностей повлиять на среду и окружающих людей. А «высшая точка равновесия» требует регулирования. Появилась, например, атомная бомба – нужно регулировать опасность ее выпуска и применения. Причем, регулировать сообща. Смысл существования крупных структур, государств, - в умении сосуществовать. Нужна, значит, власть. Нужны рычаги управления.

 

Иллюзии, опирающиеся на материальное производство, становятся новыми материальными завоеваниями. А материальное производство, опирающееся на иллюзии, приводит к плодам экономического слабоумия.

 

Когда контролерам не хватает объектов контроля, они начинают контролировать друг друга. «Производить контроль» – неужели, это и есть основной национальный продукт?

 

- Контроль, конечно, нужен. Но вопрос контроля – это вопрос разумности. Как говорится, надстройка не должна превалировать над базисом. Следует всюду соблюдать «золотое сечение». В обществе – как в архитектуре! Если пропорции не соблюдаются, человеческие и производственные отношения рушатся, а государство само себя «съедает».

 

Государство! Враг, или друг? Господин, или слуга? Одушевленное, или нет? На понятие «государство» люди пристально смотрят, поднося к своему зрению, как старинный лорнет, застарелый вопрос. Аппарат принуждения! – вот и ответ. Что же делать теперь? «Ничего!» – лень и страх шепчут в уши. Авось, принуждение мимо проскочит...

 

А представьте: отменили все правила на дорогах! Вы на такую дорогу рискнете заехать? Кто куда и кто как может рулит и идет! Доедете? Дойдете? Увы.. Так и в экономике, и в общественной жизни: «регулятор» на дорогах развития нужен. Иначе из пункта «А» в пункт «Б» не попадет никто. Проще говоря, из прошлого в будущее. Настоящее, лишенное правил, «непроходимо» для общественной эволюции.

 

Сытый утверждает: «Законы пишутся для людей!» А голодный не согласен: «Нет! Это люди «пишутся» для законов!»

 

Осторожно: правила! Беда правил в том, что они агрессивны. Они стремятся подменить собой все живое коллективное – коллективный разум, коллективную душу, коллективную совесть. И это им вполне удается, если живое не сопротивляется.

 

- Правила должны помогать жить. Направляться на интересы людей. Правила для людей, а не люди для правил!

 

Хороший девиз для личной свободы и воли: «Разрешено все, что не запрещено». Жаль только, что баланс между «разрешено» и «запрещено» не постоянен. Вечно чашу весов в свою сторону клонит тот, кому больше платят.

 

Самолюбец, конечно, будет искать себя любимого в какой-нибудь сиюминутной гламурной «вечности». Зря. Есть куда более роскошный путь - искать вечность в себе! Но для этого придется расстаться если уж не с самолюбием, то хотя бы с самолюбованием.

 

- «Золотое сечение» – законы личности и законы государства - в своей основе едины. Есть универсальные правила, которые действуют одинаково в двух мирах сразу: и в материальном, и в нематериальном. Здравый, естественный закон всегда универсален! Закон целесообразности. Закон любви. Поскольку лишь в любви царит добрая воля – видеть и слышать другого, как себя самого.

 

Абсолютное равновесие устойчиво и невидимо. Как здоровье, которое не замечают в принципе. Напоминают о себе лишь болезни, требуя для себя исключительных привилегий и внимания.

 

Стабильное государство опирается на стабильного человека. В этом социально-историческом «колесе» глупо искать: кто кому начало, а кто кому конец. Колесо круглое. Но оно не имеет смысла, если потеряна ось – национальное самосознание.

 

По одну сторону от «золотого сечения» правил – анархия, по другую – диктатура. Оглянемся и поймем: в бесчеловечном мире живой человек – вне закона.

 

Индустриальное общество все поставило на поток: и технику, и образование, и веру, и пропаганду... И завертелся маленький человечек в этом потоке, завертелся! Понесло его неведомо куда! Кто как спасается. Кто-то «палубу» для себя нашел, кто-то против течения гребет, кто-то на дно лег, кто-то парить пытается. Человеком быть стало трудно.

 

Русская история пьяна чужими модами и идеями. Напьется по-богатырски да и шатается, пока не упадет. Потом встанет, тряхнет буйной головой, похмелится, чем сможет «от вчерашнего», да и за новым зельем потянется. А уж мировые лавочники со всех сторон тут как тут: «Мое, мое крепче всего! Бери!» И – опять шатается, песни о силе своей богатырской горланит.

 

Мы подходим к зеркалу часто. В девять своих лет, в пятнадцать, в тридцать, в шестьдесят... Кого мы там видим? И кого видит тот, что смотрит из зеркала? Кто лучший из них? Уж не тот ли, кому всего девять лет от роду?

 

- С возрастом начинаешь понимать, что идеалы – «были». Они сократились, устремления сузились... Я убежден, что практически у всех судей первоначальное желание заняться этой профессией было основано на обостренном чувстве справедливости. На чистом романтическом порыве – помогать людям. Прозрение наступает позже: идеалов в готовом виде не существует, мир далеко не идеален, поэтому нужен подвиг всей жизни – создание идеалов. Идеалы не берутся, а создаются! В этом – прозрение. Идеал - не цель, а процесс.

 

Энергия и расторопность требуется для того, чтобы уловить мысль и сформулировать ее. Однако та же энергия и расторопность потребуются, чтобы «взять с бумаги» то, что по природе своей неуловимо.

 

Разговор с самим собой в присутствии других – самый искренний.

 

«Многосложный» нынешний человек реализует себя в условиях многослойного социума. Работает! Работает! Работает... Пока не поймет, что личная жизнь для него – всего лишь «запасной парашют»... Раскроется ли, когда работа держать перестанет?

 

На весах закона профессиональный судья взвешивает дело. На весах своего разума он глубоко вникает в детали и следит за качанием весов. А вот «тонкое довзвешивание» – окончательное филигранное равновесие – подсказывают сердце и интуиция.

 

У честного и внимательного судьи никогда не бывает уверенности в исходе разбирательства - «заранее».

 

Чувство сомнения у судьи должно быть здоровым – уметь равно продуктивно сомневаться по поводу обеих спорящих сторон.

 

- Не сомневающийся работать в суде не может. Как есть и другая профнепригодная крайность – бесконечно сомневающиеся...

 

От «твердости» решения судьи зависит «прочность» согласия спорящих сторон.

 

Судья – должность государственная, а ответственность за принятые решения всегда личная. Причем, ответственность, как на фронте – круговая!

 

Что мы называем «жизнью»? Некий «плодородный слой» общей памяти, культуры, вещественных накоплений, технологий и интеллектуальных плодов. В каком-то месте земли этот слой весьма велик, а где-то – почти пустыня. Где-то «плодородный слой» здоров, а где-то он изрядно поражен патогенными зонами. Как излечиться от «плохих» мест в культуре, в поведении, в образах мышления? От этого зависит плодородие жизни  вообще! Присмотритесь внимательнее к людям, которые способны буквально «пропускать через себя» беды общества, чужое несчастье, вредные мысли и тенденции... После такой операции плодородный слой обеззараживается! Кто эти люди? Да кто угодно! Поэты, судьи, милиционеры, служители культа, студенты, политики, дворники и космонавты... Кто угодно!  Хорошего человека никакая форма не испортит.

 

- Что помогает судье уцелеть как личности при работе в патогенной среде? Уверенность! Уверенность в правоте своей работы. Уверенность в своей личной правоте. За которой стоит уверенность в высших принципах человеческого общежития.

Работа по «очищению» общества – во многом миссионерская, опирающаяся на упрямость призвания. Есть ли это у сегодняшних новичков? Есть. Мышление судьи в принципе отличается от мышления адвоката, или «фирменного» юриста. Только судья озабочен стремлением учесть интересы всех сторон! Все остальные «играют» на хозяина.

 

На дверях приемной комиссии в юридическом вузе можно было бы написать «химическое» объявление в стиле нравственной фантастики: «Требуются «золотые» люди. Не вступающие в совместные реакции ни при каких обстоятельствах и ни в каких средах».

 

По мере погружения в дело, все труднее абстрагироваться, чтобы взглянуть на себя со стороны критически.

 

Судья воспитывает в себе эмоциональную инертность, чтобы она помогала ему в профессиональной пристрастности – судить беспристрастно.

 

Дружеские разговоры, доброжелательность старших, позитивное отношение к людскому сообществу, продуктивное осознание ошибок – все это элементы «психологической гигиены» внутри профессионального цеха. Общение на высокой доверительной ноте очищает.

 

Суд – здание «многоэтажное»: не согласен с решением на первом этаже – пиши апелляцию выше. Иерархичность судейской системы защищает граждан от возможных ошибок производства. Как в космической технике: при отказах предусмотрена многократная автозамена.

 

В гражданской жизни: слово не воробей. В юридической жизни: слово – оружие, слово – щит. Владеть щитом и мечом юрист обязан, как поединщик и рыцарь.

 

Некоторые граждане заняты «поиском справедливости» пожизненно. Это – сутяжники. Для них беготня по судам и инстанциям – способ самовыражения. В любом времени и в любом государстве. Для действующей системы такие участники внутри нее – «вирусы», наподобие компьютерных. Мешают нормальной работе.

 

Новое приходит на землю не благодаря заказам старого мира, а почти всегда - вопреки его ожиданиям. К тому же, новое никогда не приходит толпой. Его приносят одиночки. Обладатели новых зерен.

 

Чем больше слов, тем меньше их вес.

 

Люди – амфибии. На работе дышат одной атмосферой, дома другой, на рыбалке-охоте третьей. Суперамфибии!

 

Профессия – это состояние. Внутренне богатство, то есть.

 

- Без любви к людям в нашей профессии просто не выжить. Осуждать другого – это в какой-то мере всегда разрушать себя самого...

 

Разум силен подразумеванием, а чувство – предчувствием.

 

Если молчание ты смог сделать насыщенным, то поймут тебя максимально правильно.

 

В зеркалах молчания одинаково хорошо отражается глупость и мудрость.

 

Охрана личной беспристрастности – охрана внутренняя. С круглосуточным наблюдением, записью и многократным анализом всего, что попадает в разум и в сердце.

 

- Где-то я услышал полушутливую фразу: «У судьи не должно быть друзей, а, по возможности и родственников!»

 

Цель жизни – жизнь! Ни протокол, ни медаль, ни почетное звание, ни мемориальная запись не могут быть выше того, что их породило. Только беспомощный выставляет свои следы впереди себя.

 

Оставляет ли профессия «осадок» в мыслях, в душе? Не копится ли он, как донные отложения? Не мельчает ли от этого личность? И да, и нет. За свою работу мы получаем деньги. А за эти деньги работа получает нашу жизнь.

 

Жизнь судьи – кораблик. Обрастешь тяжелым и прилипчивым – пойдешь ко дну.

 

Великий стимул не деньги и не карьера, а внутренние убеждения. К деньгам тянутся, к карьере карабкаются, а убеждения – окрыляют!

 

Не горек ли хлеб насущный для души нашей насущной?

 

- Люблю спорт. Играю в футбол. Интеллектуальные и психологические стрессы хорошо убираются силовым «заземлением».

 

Вопрос: когда судья улыбается? Только тогда, когда он – не судья. Вопрос остается прежний: а когда он не судья?!

 

Служебные перегрузки должны опираться не на массивное служебное кресло, а на крепкий оптимизм и здоровье.

 

Ищу человека! Ищу всегда! Потому что он есть в каждом из нас. Только не всегда он может раскрыть себя, не всегда среда позволяет это сделать, не всегда он может найти средства для своего раскрытия. Но следует свято верить: он тоже меня ищет!

 

Когда девальвирует денежная система, мы беспокоимся за себя. Когда девальвирует ценность самой человеческой жизни – страшно за детей.

 

- Быть собой? Не получить в зрелом возрасте осуждения от того пацана, который смотрел на меня из зеркала в свои пятнадцать.

 

***********************************

- В этом кабинете я сижу уже десять лет. За это время название моей должности поменялось десять раз! Все меняется! Сначала я «отдал» шестьсот человек судебных приставов, потом «принял» двести семьдесят человек Регистрационной палаты, снова «собрал» всех вместе, потом «отдал» восемнадцать человек Управлению юстиции, а принял сто пятнадцать человек Роснедвижимости, плюс получил еще двести восемьдесят два человека из Земельно-кадастровой палаты… На одном из недавних юбилеев Президент Республики сказал в мой адрес: «Вот человек, который провел очень много реорганизаций. И сделал это так умело, что никто не чувствовал «перетряски».

 

Несомненный общественный талант: получая штурвал, управлять так, чтобы никого не «укачало». Умеренность и отсутствие желания экспериментировать ради эксперимента – это хорошо. Потому что при резком повороте сила инерции может наделать много бед. Инерция мышления, инерция привычек, устоев, старых связей… А если руководитель – «щадящий хирург», то даже в самый крутой поворот многолюдный «кораблик» входит плавно и по самой оптимальной траектории.

 

 Умение не принимать резких решений – это когда «глава организации» и «голова на плечах» смотрят на людей, а не друг на друга.

 

Материальное право руководителя – распоряжаться имуществом и командовать людьми – вторично. На первом месте всегда – право моральное. С него и следует начинать.

 

Мы часто произносим радостно и возбужденно : «Боевая обстановка!» И боец, и командир проявляются в «бою». До этого момента судить друг о друге просто не по чему.

 

Дисциплина не нравится людям, которые приходят на работу «заниматься собой».

 

Работа – не дом, но умеренное «одомашнивание» казенного места помогает людям быть мягче и спокойнее. Холодильник, микроволновка, чайник, официальная пятнадцатиминутная поблажка… Дисциплинарным циркулярам этого не понять, а самодисциплине человеческая атмосфера – только способствует.

 

- Учиться приходится каждый день и всю жизнь. Сам я на руководящих должностях нахожусь не долго – всего тридцать два года… Почти шутка. Почти. Руководящая должность никогда не бывает «окончательной». Всегда в чем-то «студент»: учишь других – учись сам! В людях я ошибаюсь очень редко. Надеюсь, и они во мне ошибаются так же. Да, я человек из прошлого века. Но я в прошлом веке, в отличие от многих моих сверстников, не остался! Новые дела, новые идеи, новые информационные технологии – все это по мне!

 

В академиях учат: психология управления в чрезвычайных ситуациях иная, чем психология управления в обычных условиях. Точно так же, наверное, следует относиться и к внутренней нашей психологии; ежедневно она меняется не по разу от «чрезвычайной» к обычной.

 

Что делать со своим личным настроением, когда случается «наплыв» посетителей?

Ничего! Не устраивать «наплыва» раздражения в себе. Отрицательные эмоции подобны радиации: копятся! И могут привести к серьезным заболеваниям в характере.

 

Случаются ситуации, когда отказаться от искренней человеческой благодарности равносильно хамству.

 

- По-человечески мы не можем отблагодарить организацию, которая нам помогла. А личная благодарность в казенном доме запрещена. Как быть? Остается лишь «жаловаться» руководителю, что исполнитель не принимает коробку конфет… Душа руководителя от такой «жалобы» ликует!

 

Люди делятся на тех, кто дает обещания и тех, кто сдерживается. На тех, кто выполняет обещанное, и тех, кто о нем «забывает». Обещания – тест на компетентность и состоятельность. Несомненно, обещания имеют «вес». Причем, до того, как они исполнены, вес кажется предельным.

 

Не можешь – не говори. Сказал, что сможешь, но не смог, - скажи об этом.

 

Хороший человек делает хорошее дело, не задумываясь об этом. Благодарность его смущает. Заставляет зачем-то задумываться о безусловном.

 

Балансировать в человеческом общении учат два мастера – хитрость и деликатность. Возможно, они сестры.

 

Атмосфера отдельного учреждения устанавливает для сотрудников свои, отдельные законы «дыхания». Есть учреждения, в которых от избытка атмосферы петь хочется! А есть такие, что дышать «запрещено».

 

Между домом и работой – мостик судьбы. Между «жить» и «служить» - мостик тот же. Стоит его поберечь, чтобы судьбу не «ломало».

 

Ощущение удобства – прекрасный подсказчик при поиске «своего» места в жизни.

 

- Невольно «входишь в положение» того, кто пришел к тебе с просьбой. Выслушиваешь. Соглашаешься. Пописываешь разрешение. Так случилось, что после очередного такого «вхождения в положение», благодарная хозяйка магазина заговорила о максимальных скидках для меня... Больше я с тех пор в этот магазин – ни ногой.

 

Официальное лицо держит официальную дистанцию. Это жизненно необходимо. Чтобы в кабинет никто не входил, как к себе домой. Это правило касается и самого хозяина кабинета.

 

Чем выше должность, тем чаще оглядка.

 

О характере учреждения часто судят по характеру руководителя. В этом тождестве нет преувеличения или искусственности. Харизматичное выражение общественной силы – всегда личное. Об этой сверхответственной «мистике» опытные руководители никогда не забывают и часто повторяют: «Приходится помнить: на людях я принадлежу не только себе».

 

Умелый руководитель способен позаботиться о своем отсутствии; хорошо организованная работа долгое время может быть «всадником без головы».

 

Нейтральность «хватательного рефлекса» в условиях повышенных возможностей – залог устойчивости. Небесный закон, обращенный к душе, известен: чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Земное правило руководителя противоположно: возьмешь на копейку – просить будут рубль. И не раз.

 

Бойтесь «пустячков» - они подобны взрывателям, умело ввинченным в «минные склады» чужих проблем.

 

«Играющий тренер» знает о том, чего хочет: проверено на себе! Присоединяйся, если игра по душе – проверишь себя. Действовать боится лишь тот, кто боится сам себя.

 

- Однажды меня проверяли спецслужбы. Подозрительной показалась скорость, с которой был решен крупный имущественный вопрос по федеральному ведомству. Без бюрократии.

 

Ко всему, как говорится, человек привыкает. Хирург к раскрытым органам, психиатр к человеческим отклонения, артист к цветам и аплодисментам. А госслужащий «привыкает» к оскорблениям. Это очень обидно.

 

Быть, или не быть? Гамлетовский вопрос стоит перед каждым руководителем: быть дисциплине, или не быть? быть корпоративным вечерам, или нет? быть доверию, или заменить его на полный контроль? Хороший руководитель всегда выбирает то же, что выбирает жизнь, а именно – быть!

 

За десятки лет на руководящей должности у лидера образуются «накопления» - друзья и враги. Причем, в стане врагов стоит очередь, чтобы попасть в друзья. Увы. «Единожды солгавший, кто тебе поверит?» (Библия).

 

- Я никого и никуда не «развожу», своих депутатов и своих людей, видит Бог, никуда не «толкаю», политикой не занимаюсь. Чем же я тогда занимаюсь? Я просто стараюсь выполнять свою работу хорошо.

 

Кому накрывать на стол? Не тому, кто награжден, а тому кто награждает. За что? За то, что есть воспитанники и есть кого награждать!

 

Финансист спрашивает: «У вас образцовая система? Да. У вас «горячая» точка? Нет. Почему вы не просите денег, как все остальные?» А руководитель и отвечает: «За деньги любой, что хочешь, сделает. А вы попробуйте сделать то же самое без дополнительных дотационных вливаний. Каким образом? Путем принятия правильных решений! А какие решения правильные? Только те, которые реально смотрят вперед».

 

«Перекапывать» общественную почву нужно с крайней осторожностью. Можно повредить плодородие. Отчего семена новых идей не взойдут. А то, что взойдет из сохранившегося старого, измельчает, утратит культуру и станет буйным, как сорняк.

 

В какую игру человек включается охотнее всего? В командную, или в персональную? В этом выборе можно «рассмотреть» свои лучшие склонности.

 

- Не могу без спорта! Волейбол, хоккей, мотогонки, парашютный спорт. Уважаю борьбу, столкновение, силу, проявление воли!

 

Удовольствие, приносимое активным образом жизни, – энергия универсальная. Зрителя и участника события объединяет не любопытство зеваки. Удовольствие! Удовольствие быть в одном удовольствии!

 

Азарт – заряженная монета судьбы, и можно ее использовать по-разному: на интерес, на деньги, на глупость, на работу, на карьеру, на дружбу, на хобби. Азарт, вложенный правильно, не разоряет душу. Не стоит пугаться своей азартности! Но стоит быть осторожным, как при контакте с высоковольтным проводом.

 

Пластичность психологии и мировосприятия – прекрасное упражнение на «гибкость»: среди хищников обретать силу и форму хищника, а среди райских насаждений уметь слышать высшие хоры. И чтобы не потерять эту гибкость, смело входить и в кабинет «на ковер», и в толпу «на растерзание», и в концертный зал, и на собственный суд. Оставаясь собой, где бы ни был.

 

Самоконтроль – лучший из генералов. Он делает идею «постоянных проверок» почти ненужной, а институт контролеров - безработными.

 

Если ты выходишь из течения времени, то остаешься на берегу навсегда.

 

Для чего люди так стремятся к свободному времени? Одни, чтобы уклониться от усилий по своему развитию, другие – чтобы развиваться свободно.

 

 

Цельность натуры позволяет не притворяться. Человек без «второго дна» неуязвим. Потому что за его спиной нет ничего «недожитого». Все, что требуется, сделано сразу и наяву. Это удобно для души. Высший внутренний комфорт – отсутствие лжи и моральных «недоделов».

 

Естественность – лучший пропуск в любую жизнь. В любую ее форму и в любое содержание. Пропуск! Одинаково свободно действующий и на «вход», и на «выход».

 

- Один из моих друзей говаривал: «Беспорядок – это лучшая форма порядка!» Действительно, в его «гостинке» всегда царил немыслимый хаос, в котором он, как ни странно, прекрасно ориентировался. Так я сделал для себя вывод: в чужой личной жизни хаоса не бывает и не надо ее «учить» правильности. Внутренняя логика людей – произведение уникальное, неповторимое, как и они сами.

 

«Такой, какой есть!» - к этой прекрасной вершине трудно вернуться, если однажды поддался соблазну: «Стань таким, каким требуется!» Заблудиться в себе – заблудиться надолго.

 

Кабинет некоторого начальства – кабинет директора театра. Все большое! Экраны, часы, диваны, телефоны, гербы и портреты… Это – фон. Большой фон, на фоне которого маленький человек кажется сам себе значительнее. В невоспитанности величина зачастую заменяет вкус и меру.

 

В век визуальной культуры и первенства визуальной информации жизнь атрибутов начинает оспаривать суть и жизнь оригинала. Показать и показаться в мире атрибутов и есть «дело».

 

Отражение в зеркале возомнило себя «начальником внимания». Чтобы с этой бедой справиться, достаточно отвернуться и прекратить с ним разговаривать.

 

У человека не двойного двойная игра не получится в принципе.

 

Дети подрастают тогда, когда перестают интересоваться исправлениями отражений в чужом сознании: «Как ты меня видишь? Что обо мне думают? Я не такой!» Некоторые так и не успевают «подрасти» аж до самых седин.

 

Когда человек «знает свое место», то и место в ответ благодарно – сразу же «узнает» своего человека. Окружающим кажется, что это случайность: «Надо же, как все подошло!»

 

- Если я желаю видеть у себя человека, то мне совершенно безразлично на чем он приехал. Да хоть на велосипеде! Вы меня понимаете? Пусть привозит себя, а не символы своей значительности.

 

В каком профессиональном обществе специалист вращается, в таком русле «вращаются» и его разговоры. Гражданские темы, зачастую, непонятны военным. И наоборот. Качество словарного запаса разное.

 

Старые друзья могут бесконечно говорить об одном и том же. И не наскучит! Потому что всякий раз они переживают совместное былое по-разному.

 

Люди, прошедшие школу спецслужб, попадая в гражданское общество, чувствуют себя «зажатыми». Зажатыми неопределенностью гражданской жизни.

 

Среда, в которой «вертишься», постепенно тебя «захватывает» и вынуждает жить по своим правилам.

 

До какого-то момента галстук существует при человеке, хотя галстук и не обязателен. С какой-то карьерной точки уже человек начинает существовать при галстуке. Насчет наличия самого человека – вопрос открытый… А вот галстук – строго обязателен!

 

Между формой и формализмом возвышается острый гребень служебного пути, узкого и трудного. Живой руководитель, поднимаясь сам и ведя людей за собой, вечно балансирует. В любой момент можно споткнуться и упасть в ту или иную сторону.

 

Тот, кто когда-то носил на плечах погоны, мысленно носит их до конца жизни.

 

Юрист с юристом договорятся, потому что они говорят друг с другом на одном языке. Для работы с гражданами каждый юрист «изобретает» свой собственный язык.

 

Учиться прежде, чем учить!

 

- Я не люблю большие компании и большие «тусовки». Оптимальное, на мой взгляд, количество людей для комфортной беседы и продуктивного общения – пять-шесть человек. Не у всех есть узкий круг проверенных друзей. У меня – есть.

 

Настоящий специалист незаменим. Поэтому настоящего преемника воспитывают, а не назначают.

 

Надзирающий орган не может командовать. Подчиненность и поднадзорность – не одно и то же.

 

Самообучение – процесс непрерывный, пожизненный. Поучение другим – искусство эпизодов.

 

Безграмотный беззащитен!

 

Должна быть обоюдная договоренность: ты выбираешь правильный путь, а он, в свою очередь, выбирает тебя.

 

- Уже взрослым человеком, учась в академии, в Москве, я единственный из потока сдал экзамен по экономике на «пять». Несколько человек – «четверки». Остальные, большинство, «трояки». Я их спрашиваю: «Как вы, руководители ведомств, вернетесь домой? Что скажете подчиненным? Детям своим?» Они не готовились, а я готовился. Всего-то! Армейская поговорка помогла: «Не хочется выглядеть тупее, чем есть».

 

Механически исполняемая жизнь может превратиться в «дежурную». Забудется все: имя первой учительницы, тема диплома, первое чувство… У «дежурного по повседневности» неповторимый опыт не складывается в активную сумму.

 

Чтобы учиться непрерывно, требуется умение «включать» увлеченность. Где же находится этот заветный «включатель»? В необходимости!

 

Фамилия – это флаг семьи. Который совместно поднимают и совместно держат. Высоко и гордо. Передавая фамилию, передаешь и флаг.

 

Правильный человек буквально «излучает» вокруг себя упорядоченность и силу. Которая может многое: притягивать, отталкивать, возносить и уничтожать. Эта сила – обаяние личности.

 

У каждой работы есть свой «моторчик» - человек-генератор. Если работа «заведена» правильно, то «генератор» может от нее отключиться – чтобы «завести» следующую работу.

 

Достоинство обращается к мудрости чаще, чем к правилам.

 

- Больше всего свободного времени у занятого человека! Мне его вполне хватает. Многие жалуются: двадцать четыре часа в сутках – маловато! Просто неправильно распределены силы, занятия и нагрузки.

 

Критерий будущего руководителя – познавательный характер личности. И разумная консервативность в новациях.

 

Энергия молодости – данность. А умение распорядиться этой энергией правильно – лучшее доказательство своей состоятельности.

 

Разные учителя дают разный «аванс» - поручительство за твою самостоятельность, либо протеже твоей беспомощности.

 

Стоит следить за информацией! Первый не тот, кто прибежал первым, а тот – кто первым узнал.

 

Поступки – это то, что исправить уже невозможно. Поэтому поступай безошибочно!

 

Много решающий за других искушает их многую нерешительность.

 

Тонкостей стратегии тактик может не понимать. Зато стратег обязан знать тонкость всех тактик.

 

- Не терплю пустоты! Не люблю пустого общения. Не люблю пустого времени. Пустой тишины. Пустых воспоминаний. Пустых мыслей.

 

 

*********************************

 

Интересный юрист может сильно отличаться от известного юриста, если общение с ними происходит в «нейтральной зоне».

 

Мировоззрение опирается на профессию с той же силой, с какой профессия опирается на мировоззрение. Так возникает «конек», который делает взгляд специалиста подобным конному воину: с высоты своего «профессионального мировоззрения» воин судит и побеждает любого «пешего».

 

- Идея «выживания» - это комплекс. В юридической среде людям тоже приходится выживать. Никто не назовет существование в сети условностей жизнью. Значит, это тоже комплекс.

 

Логика. Не бывает «толпы интеллигентов». Юристы – интеллигенты. Значит, «толпы юристов» быть не может.

 

Психологи, юристы, психиатры, педагоги, врачи, писатели, социологи и т.д. – профессии, концентрирующиеся вокруг единого понятия: человек. Если это понятие толкуется «штучно», то и профессионал получается таким же.

 

 

Во имя чего существует наша профессия? Время случилось какое-то очень уж «безымянное»... Каждый теперь отвечает на этот вопрос самостоятельно. Хотя изначально место профессии юриста понималось высоко и патетично: около людей и для людей. Был в жизни период, когда я со страхом заметил, что даже в неформальной обстановке говорю с коллегами исключительно на профессиональные темы. Ба! Забывается человеческий язык! Мышление сужается! А не хотелось бы становиться человеком с ограниченными возможностями... О нравственном выживании в обществе задумываются пять-десять процентов людей... А выживают сколько?.. Невидимые области человеческого существования – богатая и разнообразная культура – для кого-то всего лишь «дикие» джунгли. И в этих джунглях обитают дикие племена.

 

 

Если ведомствам поставить внутриведомственные задачи, то они их будут решать успешно. Однако существует и сверхзадача: какая идея объединяет сами ведомства?

 

При увеличении масштаба жизненных наблюдений, так называемый «смысл» становится размытым и неопределенным. Возможно, что максимальный смысл существует лишь в мгновенном настоящем, собранном в точку.

 

Вот оно: бесконечное поле законов! Направо пойдешь – в инспекции будешь работать. Налево пойдешь – налоги хозяину скроешь. Прямо пойдешь – богатому, али убитому  быть.

 

Притча новейших времен. Горшок закончил вуз: «Куда хочешь ставь, только юристом назови!»

 

Земная настороженность мешает более высокому единству.

 

Один собеседник в другого, если тот открыт, «ходит», как по грибы. Что же там есть? О! Многие жалуются, что раньше они щедро находили то, за чем шли – понимание. Увы! Экология внутренних миров в людях пострадала не меньше природного. Полно ядовитых поганок – непонимания.

 

Того, кто разделяет, мы видим. Скажите: кто властвует разделяющим?

 

Дьявол материален.

 

Безыдейность пугает гуманитария гораздо сильнее любой, даже самой грубой и страшной идеи. Гуманитарий воспитан на понятиях этики, морали... В условиях безыдейности они повисают в пустоте. И тогда гуманитарий спасается инженерным способом – живет механически. А именно: мораль и этика становятся «механизмами». Разумеется, почти целиком внешними.

 

Некачественный мир стремится к саморазрушению. Природа знает, что делает!

 

Что можно вырастить на земле, утратившей свой культурный слой? А что можно вырастить в пустом сердце?

 

Параллель между математикой, поэтикой, философией и естественным живым общением полная! Но если равенство опускают ниже, то его знак твердеет и превращается в «двойную шпагу», укол которой отбрасывает людей в постыдное равенство нижайшей соборности - в иллюзию, в лень и в пороки.

 

Кодекс воина-одиночки: «Законы внутри меня должны быть лучше, чище и сильнее, чем законы вокруг меня!»

 

Человек – зерно. Не падай на почву каменистую. И не прорастай от чужого плевка.

 

Отсутствие духа узнается по характерному «душку» в разговорах...

 

Часть человечества тратят свои усилия на то, чтобы разбудить совесть. Другая часть тратит не меньшие усилия, чтобы ее усыпить. Бедная совесть! Ей так неудобно с людьми!

 

Кто заказывает хорошего человека? Кто оплатит заказ? Только ты сам! У государства для этого, как всегда, не хватает средств.

 

Субъективные ценности не передаются через учебник.

 

- Родительская мудрость состоит, мне кажется, в том, чтобы готовить своего ребенка к адекватному восприятию общества. Без излишеного романтизма и излишней драматизации.

 

Фискальная среда двулична по своей природе. В результате чего нравственность вынуждена была стать «амфибией».

 

Удовольствие мыслить сравнимо с удовольствием полета. Удовольствие мыслить позитивно – поднимает в этот полет и твоих детей.

 

- Если ты обнаружил в себе дар, то ты будешь его развивать. Если нет – будешь развивать в себе комплексы.

 

Пробуждение личности – процесс непрерывный. Его нельзя поставить на «паузу», точно плеер. Жизнь – это стебель. И результаты здесь не «срубаются», а выращиваются. От пробуждения семени до пробуждения смерти.

 

«Махнуть шашкой» в сторону подчиненного может лишь тот, кто испытал этот «мах» на себе.

 

Интриги в жизни бывают. Честные люди умеют ими пользоваться для своей безопасности.

 

«Страшная» ответственность и спрашивает по-страшному.

 

Если нашелся тот воспитанник, кто лучше знает дальнейший путь, не сомневайся: за его спиной ты пройдешь намного дальше.

 

Самолюбие – грубый двигатель прогресса. Самолюбование – его грубый тормоз.

 

Не навреди! Прекрасный принцип человеческого общения! Интересно, действует ли он в юридическом мире?

 

Неконкретность – прекрасный «рассол», в котором размножается вирус официальной самоуверенности.

 

«Породистый» профессионал отличается от «дворняжки» тем, что не лает попусту и не бежит за каждой проезжающей мимо телегой.

 

Анекдоты – весьма точный индикатор, измеряющий внимание общества к тому или иному явлению. Юристы могут гордиться: анекдотов про них много.

 

Если аппарат пропаганды, не шутя, рисует вождей белым по белому, то властителем дум становится черный юмор.

 

Человек человека понимает через посредника: посредством слов, документов, традиций, вещей, принуждения, лжи. Выбирай! Так уж устроено: между жизнью и жизнью всегда есть посредник! Ах, жив ли он сам, чтобы передать сей особенный ток неискаженно и правильно?!

 

Обыденность – это река, по которой плывут кораблики наших судеб. Кто-то всегда хочет перегородить реку плотиной, чтобы за шлюзование можно было брать плату. Отчего обыденность с одной стороны плотины похожа на болото, а с другой на обмелевший ручеек...

 

В аду гордятся всем адским. Из прессы: «В городе Г. самый большой в стране процент онкозаболеваний. Город В. – всемирный чемпион по суициду. Республика У. – родина ведьм». Пропаганда деструктивной эстетики ведет к извращенной традиции – стремлению ко всему деструктивному с целью наслаждения. В «перевернутых» системах ценностей падшие испытывают чувство высшей исключительности. И «адская» пресса это подтвержает.

 

С детства ребенок не должен «пропитываться» ценностями старости. Аминь!

 

Ребус! Тотальная система стремится к тому, чтобы общество идейно «застыло». Но до сих пор оно не может застыть, потому что для этого нет главной компоненты – идеи. Однако всем приказано «не делать лишних движений». Ну-ну. Послушная страху и дисциплине тотальность изображает-таки то, чего не существует – идейности.

 

От точки опоры до точки отпора! От отрицания ограничений в пятнадцать лет до отрицания безграничности в пятьдесят.

 

Сидя внутри яйца, трудно посмотреть на себя со стороны. Для этого придется проклюнуться – сломать «скорлупу» своих прежних представлений о мире. И повторять это упражнение – ежедневно!

 

- В детстве я нашел на чердаке нашего дома бабушкину Библию. Как будто специально, из книги выпал один-единственный «учебный» листочек. Я прочел: «Христианин, готовься к смерти!» Странное впечатление на меня произвел этот эпизод... Листочек этот я храню до сих пор.

 

Эпизоды молниеносны. Их «вспышка» оставляет в нашей памяти след едва ли не самый яркий. Вся-то яркая память состоит из таких эпизодов! Вспышка за вспышкой. Оглянешься – светло в прошлом!

 

Вот спичечный коробок. Вот спичка. Ничего не произойдет пока одно о другое не «чиркнет». В этом – искусство учителя, педагога: суметь «чиркнуть», чтобы загорелось – интерес к профессии, духовный свет, стремление к цели. Миг, только миг! А горит – всю жизнь.

 

Объективное восприятие стремится к точности, а субъективное – к глубине. Что ж, нюансы понятные: задумываться важнее, чем думать, а помнить важнее, чем запоминать.

 

Кто первым потерял интерес? Ты потерял интерес к жизни? Или она к тебе? Кто первый начал, тот и виноват!

 

Кровное родство выражается генеалогическим древом. Какое же оно маленькое у наших людей: трава! кустарник! А каким «древом» выразить духовное родство наших поколений? Тоже, тоже трава?!

 

Всякий посетитель сказочного Сезама знает: неожиданно изменившиеся возможности жестоко тестируют ненасытность желаний. Самое время добрячкам выучить важный урок: душевность – сила разрешающая, а духовность – сила запрещающая.

 

Идея как солнце. А идеология – лампочка в клетке.

 

- Многие древние философы изначально были юристами. Гуманистами? В оглядке, нам, из сегодняшнего дня кажется, что они действительно были великими гуманитарными миссионерами. Так кажется. Просто мы не знаем иных деталей. Нет, юристы не являются носителями какой-то идеи. И не являются «особыми». Любой человек – миссионер: его миссия – жить!

 

 Объединенное общество часто именуют «коллективным организмом», наподобие разумного муравейника. И это справедливо. У такого общества прекрасно действует коллективный «инстинкт самосохранения» – высокий уровень гражданского сознания в каждом участнике. В испорченном «коллективном организме» испорчена и самозащита. (крупно – стр. 9)

 

Поляризацию общества можно представить в виде сферы. Есть две точки равновесия, в которых можно существовать: верхняя, требующая разумного, образованного и высокотехнологичного бытия, и нижняя.

 

- Меняются декорации жизни: технические, организационные, исторические, идеологические... И чем больше «нарядов», тем труднее и медленнее меняется сам человек.

 

Когда смотришь на всех людей издалека, то в голове появляются революционные мысли. А когда вблизи смотришь на своих любимых, детей и родных – никакой революции не хочется.

 

Жизнь-учитель странно шутит на глубоком месте: то лодку без якоря даст, то якорь без лодки...

 

Школа, юность зажигают в каждом его «огонек». Кому-то бенгальскую свечу, кому-то факел, кому-то – свет в конце туннеля. В детстве все светятся!

 

Дети свет создают, а взрослые его «ищут».

 

Сквозь годы, как сквозь сито, просачиваются лишь «семена мыслей».

 

- Я часто задумываюсь над мифами древних. Похоже, кто-то уже экспериментировал с человеческим телом. Откуда у мифических человекоподобных существ на плечах непонятные головы – козла, быка, змеи, льва? Кто-то пробовал создать звероподобного человека! А что сегодня? Опять кто-то пробует! Вместо человеческого разума – разум козла, быка, тигра, орла, зайца… И страшных лабиринтов не стало меньше. Минотавры существуют!

 

Голодная душа набрасывается на любую духовную пищу. Этим пользуются манипуляторы. Сначала они специально держат душу на голодном пайке. А потом – приучают к «сухому корму», к эрзацу миропонимания.

 

Разве вера может противопоставлять себя иной вере? Разве может вера быть депрессивной? Разве мертвые нужны вере больше, чем живые? Всякий верящий в силу знаний, должен знать о бессилии сумрачной веры!

 

Ментальность – неизменяемая национальная харизма. Она подобна безусловной космической иконе, которая разворачивает к себе лицом каждого «прихожанина» в эту жизнь. Однако в результате ментальной агрессии – подмены образа жизни – души людей уже не смотрят в одну сторону.

 

Если к сильному корню привить более слабый побег, то и слабый даст плод.

 

- Основой человеческого существования должна быть любовь. Внутреннее позитивное состояние собеседника. Состояние! Ключ ко всему – состояние! Этим словом богатство определяется наиболее правильно. Такое общение приводит к счастью.

 

Состояние, нажитое только в материальном мире, не приводит к полной состоятельности личности.

 

Эгоистично живет человек «недостаточный»: всего и всегда ему мАло. А в альтруизме способен существовать лишь «избыточный»: все-то ему малО.

 

Низменные чувства появляются, проявляются и ценятся в «серой массе». Для мира низменного все возвышенное – это «отбросы». Каждый с этим сталкивался.

 

Культ – это кол, вбитый в двумерную картину мироздания. Дуалисты привязываются к этому колу добровольно. Среди них есть очень умные и очень глупые. Все дело в длине веревки, которую каждый использует для себя.

 

Святость, обложенная фетишами и культами, напоминает героя прощальных венков. Красиво, трогательно, торжественно, но… уже не дышит!

 

- Признаки того, что свобода заставляет людей стремительно учиться самостоятельности, есть. На слуху и уже без иронии: сам себе режиссер; сам себе врач; сам себе учитель. А почему бы и нет? Значит, сам себе бог. Сам себе идеолог. Сам себе командир. Хорошо!

 

Официальная вера – товар очень бойкий. Одни ее производят, другие потребляют. Лишь бы не произошло «перепроизводства». А то потребитель «объестся».

 

Бездельники много говорят, но ничего сказать не могут. Бездельники много слушают, но не слышат главного – того, чего сказать не могут. Бездельник - в замкнутом круге! – как белка в колесе: туда-сюда! туда-сюда! туда-сюда! Бег по кругу и язык повторяет.

 

Созданный для себя изнутри, создает «для себя» и весь мир.

 

Мировые струны одни на всех. Но звучат они для каждого на свой лад. Все дело – в личном настрое. Человеческая душа – инструмент музыкальный: то смычковый, то щипковый, то духовой…

 

Невидимое поле – пространство языка и культуры. Поспешные и жадные перестают возделывать свои «грядки», зато торопятся «проявиться» и «доказать себя» на территории соседей. В подобном случае, камень, брошенный в чужой огород, - это ты сам. Не веришь? Посмотри законы об эмигрантах в развитых странах.

 

Песни старух-плакальщиц и обаяние стариков-ворчунов заражают искусство печалью.

 

Почему «мы» не боимся ассимиляции? Потому что «нас» уже нет!

 

Мысль сначала нужно «увидеть». Потом выбрать для этого «угол зрения». И только когда «чертеж» готов, приступить к окончательному строительству и отделке – сформулировать и дать интонацию.

 

Чем подробнее и мощнее громоздкое гражданское право, тем менее правы «маленькие» граждане.

 

Закон – не смирительная рубашка. Но в его пеленах лучше смириться полностью, по крайней мере, есть шанс сэкономить много сил и нервов.

 

Интересное время! Выходим из политического и идеологического «болота» поодиночке. Сообща – пропадешь на трясине. Группы никуда не выходят, просто обосабливают для себя часть болота.

 

Дышать с коллегами одним воздухом мало – нужно думать одним с ними воздухом!

 

Метаязык экономит слова. Говорящий контекстом, контекстом и воспринимает.

 

В случае идеологической катастрофы жертв и раненых не счесть. Крушение идеалов – самое опасное. Многим требуется срочное «переливание духа».

 

Настоящая помощь одноразова и незаметна. В реальности людей, чаще всего, подсаживают на «иглу» повторяющейся платной «услуги».

 

Смена понятий в стране может происходить вполне революционно – путем их подмены.

 

Смерть – часть развития.

 

- Было бы интересно! Мальчишеское познание – самое интенсивное. Сохранить бы его до конца! Бежишь! Падаешь в полевые травы, а над тобой – небо! Птицы, жучки, запахи! Почему я эти запахи сегодня так остро не ощущаю?! Я верю: в воле самого человека не стареть эмоционально.

 

Прозревший разум тоскует о простоте.

 

Общее знание складывается из незнаний, преодолеваемых лично.

 

Вопросы, заданные собеседнику, помогают лучше понять себя.

 

Здоровье живет в немоте.

 

Совестливый провинциал, возвращаясь из столичного мегаполиса, приводит в порядок свои мысли: большой город – арена зла.

 

Золотая россыпь приучает к трудолюбию, а «золотой кусок» о нем и не помышляет.

 

Вулканы политических страстей извергаются периодически. Очень жаль тех, кто вынужден жить на вулкане.

 

Бывает дорога монотонная, долгая. Громко играет радио. Пассажиры давно спят. Бодрствуют лишь сменные водители. Дорога эта – история наша, с ухабами и кюветами. Спите, товарищи, спите! Скорость не велика и ехать еще долго…

 

Человек – большая загадка! То он «черный ящик»: на входе одно – на выходе совсем другое. То «черная дыра» - ничего нет на выходе.

 

Не вокруг Земли вращается космос. И не человек видит смысл, а смысл видит Человека! Если, конечно, человеческое величие достаточно заметно.

 

Коллективная жизнь людей поддерживается их коллективным воображением. Уберите этот невидимый «каркас» и вскоре, лет через тысячу, от искусственной природы не останется и следа.

 

Есть где. Есть с кем. Есть когда. Нечем! Зачастую, жить именно нечем. Оттого живут, чем придется: болезнями, политикой, молитвой, алкоголем, работой, ленью… Понимаете? Жить – это излучать жизнь, а не поглощать ее.

 

Разберитесь: кто кем управляет? Либо вы управляете своими желаниями, либо – они вами!

 

Если я занят своим собственным делом, то вряд ли мне придет охота тратить время своей жизни на контроль за действиями другого.

 

Культ личности всегда зарождается внутри человека, и если его не «прополоть», как сорняк, то он подрастет, выйдет наружу и будет стремиться стать идолом толпы.

 

Во времена былые, натуральные, – каста. Во времена показухи – кастинг.

 

- Манипулирует людьми тот, кто научился жонглировать словами. Чем больше ты общаешься, тем точнее удается сформулировать свою мысль. Именно общение «обтачивает» самые тонкие умения – интуицию, которая растет вместе с тобой!

 

Сила искусства пасует, в конечном итоге, перед силой естественности. Харизматичный лидер понимает, что простота и естественность – это его «козырная карта» в мире путаницы и притворства.

 

Мы часто говорим о «взаимном обмене» между беседующими людьми. Темный обменивается с темным, светлый со светлым. Бдительность нужна лишь в крайней комбинации – в альянсе ангела и черта.

 

Прямое знание не расщепляет предмета своих наблюдений. Познание же подобно топору: разъять, чтобы понять в противопоставлении!

 

Каждый прогуливается по оси времени на свой лад. Кто-то предпочитает встречаться в прошлом: «А помнишь?..» Кто-то витает в иллюзиях будущего: «А представляешь?..» Самое необжитое место – здесь и сейчас.

 

Хорошая беседа ведет к соавторству – к обоюдному удовлетворению от поставленных вопросов.

 

- Изменение государственного устройства происходило в мои юношеские годы. Казалось: вот оно! - все кардинальным образом изменятся, потому что вокруг стремительно меняется жизнь. Ничего подобного! Тюлени остались тюленями…

 

В экологии много производных. Человек упорно покорял «дикую» природу. Покоривши, одичал сам. Теперь демоны жадности продолжают эстафету – покоряют «дикую» природу человечества.

 

Открытия не терпят публичности. Существующая традиция «закрывает» их любым способом. Возведением еретиков на костер. Заточением и осмеянием. Так было во времена эпохи великих открытий. Так же будет в эпоху великих закрытий.

 

Какой колоссальный маховик раскручен! - Люди рождаются, растут, учатся, заводят семью, поднимают детей, умирают… - все, все, все по инерции!

 

Развитое метафизическое зрение помогает ясно видеть суть, даже когда оба глаза закрыты навеки.

 

- Цитирую Одоевского: «Мой папа был юрист, мама нигде не работала, но при этом она наблюдала за нравственностью моею и всего околотка. Поэтому за своей нравственностью ей следить было некогда». Человек осмысливает сам себя в первую очередь! Если это не так – он деградирует: в первую очередь осмысливает поступки других...

 

Низкое необучаемо и малопродуктивно? Возможно. Посмотрите, как опытный садовник обрезает нижние ветви, - так он «гонит в рост» высокую крону, которая дает основные плоды.

 

Издатель спрашивает философа: «Ну-те-с! Готовы издать свое полное собрание сочинений?» - «Готов! Достаточно будет одной страницы. Мы напечатаем на ней то, к чему я пришел – точку!»

 

Несчастные счастливы: они охраняют свое убожество, как лучшее из сокровищ. Только в убогом времени всякое убожество – желанный источник льгот и послаблений.

 

Щенки превращаются в матерых не в результате тотальной опеки, а в результате ее постепенного исчезновения.

 

На «ты» идут к другу с миром, на «вы» - идут войной. Чрезмерное величание не возвеличивает, а отчуждает.

 

Хищная, кровавая, грязная и грубая информация – санитар; она осуществляет «естественный отбор» в обществе, нападая на слабых духом и разрушая их.

 

«И» - великий оператор присоединения: и открылись глаза, и речью утешился разум, и ремесло обрело мастеров, и любовь повенчалась с любовью… Все до последней пылинки – в сложение, в плюс. Мир сконструирован силой единственной буквы!

 

Пойманная красивая мысль легко приручается. К ней привыкают, как к любимой кошке: поглаживают ее, поглаживают, а она в ответ – мурлычет.

 

- Я собираю старые фотографии. Специально ездил на «блошиный рынок», искал. Собралась коллекция фото конца девятнадцатого, начала двадцатого столетия. Люблю смотреть в лица на карточках! Пытаюсь понять: чем жили? как одеты? что чувствовали? Пытаюсь сопоставить себя и тех, кого уже нет… Те же переживания! Те же эмоции! То же восприятие мира! Они мечтали тогда, а я мечтаю сейчас… Что я получаю сегодня от них? Что они от меня ожидают? Очарование прошлым прекрасно!

 

***********************************

 

Совокупность граждан, зарегистрированных на территории страны, - это еще не общество. Позвольте, а тогда что же это такое? Со-во-куп-ность! Общество характеризуется внутренней организованностью. Нгаличием совокупной идеи и цели. Если этого нет, нет и общества. Не путайте: государство и гражданское общество – это разные «вселенные».

 

Отсутствие национальной идеи превращает фантазийные потуги создать общество в сказку о «непорочном зачатии». Пока не будет своего зерна, не будет и своей жизни!

 

Вы помните, какой на земле была первая профессия? Самая древняя? Консалтинг! Змей давал советы Адаму и Еве. Консалтинг! Родитель цивилизации отличался высоким профессионализмом и личной скромностью.

 

Личность вчерашнего дня пытается «удержаться на волне» любой ценой.

 

Для понимания нужен факт. Нас же учат «понимать» интерпретации!

 

Одно и то же событие в разные эпохи описывается по разному. На вступительных экзаменах в университет меня «срезали» на речи Генералиссимуса. Я прочитал эту речь. Но понимания того, что меня «срезали», она мне не дала.

 

Плохим нужно просто переболеть. Поберечь себя в этот период.

 

Страна юридически существует. Есть ли она на самом деле? Ответ прежний, дипломатический: страна юридически существует.

 

… Есть старый японский анекдот: «У нас все плохо, кроме детей».

 

Корпоративность стимулирует в людях интерес узконаправленный. А хотелось бы найти «общий знаменатель» более высокого порядка.

 

Свободный человек свободно владеет своими свободными мыслями. Поэтому думающий человек свободным быть не может!

 

Опыт – это плод ошибок. Хотим получить иное? Что ж, потребуются принципиально новые ошибки!

 

Мы живем в обществе потребления в худшем его проявлении. Но это пройдет. Поводов для стратегического пессимизма нет.

 

 

Яростный спор превращает проблему в занозу. А спокойное обсуждение – ее вытаскивает.

 

Личная цель жизни может быть поэтичной. А вот для того, чтобы поэтичной стала цель существования всего общества, требуется духовный вождь, а не какой-нибудь объявленный «лидер».

 

В каких единицах «измеряется» солидарность людей? Словом выразить то, что выражается количественно, все-таки можно. А вот выразить цифрами чувства, эмоции, любовь, счастье, трепет и духовное волнение – не получится. Но кто-то настырно пытается это делать. Кто? Оцифрованный человек!

 

Чем «охватываются» массы? Правильно, идеями. А если идей нет? Тогда массы охватываются чем угодно: тиранией, модой, обманом, развратом, мистикой. Время перемен! Словно и впрямь легендарный труженик-Сизиф в очередной раз не удержал глыбу-идею, которую с таким трудом толкал к вершине… Не удержал! Покатилось все вниз с грохотом, воплями и щепками. Охвачены массы падением.

 

Страх и любовь – война и мир – два прекрасных организатора. Высшее и крайнее часто смыкаются в жизни. Есть молодые старики, говорящие о войне с любовью. И есть состарившаяся молодежь, боящаяся любви.

 

Страх, «охваченный» обществом, безопасен и управляем. В отличие от общества-исполина, охваченного страхом. Причем, исполина легко обезвредить, склонив к рефлексии и внушив ему мысль о ничтожестве.

 

Торговля страхом и торговля панацеей от страха – «клещи», в которых зажатым держится мозг обывателя.

 

Существует ли начало всему сущему? Несомненно, начало есть у всего в мире. Как есть и конец. Значит, базовые мифы, - тоже начало. И у них тоже есть свое завершение. Интеллектуально и духовно люди одного миропредставления существуют как раз в промежутке между рождением мифа и его смертью.

 

Отношения людей между собой буквально конструируют самих людей – в «плюс», или в «минус». В зависимости от настроя и продуктивности социальной среды большинство людей заняты либо «самосложением» своей судьбы, либо ее «самовычитанием».

 

Первым пустыню побеждает сорняк. Культуру возделывают – на его останках.

 

Толпа «заводится» не сама по себе – всегда есть «заводилка», которая скрывает истинную цель «завода».

 

Чтобы сохранить свою популярность, талантливые кумиры часто заигрывают с предельными, экстремистскими путями самореализации и самопоказа. Точно так же талантливая, но состарившаяся идея, готова заигрывать ради себя самой как угодно и  с кем угодно.

 

Призывы к восстанию провокационны. Брать «крепости» устоявшейся жизни приступом – это выпустить на волю нечисть, которая обитает там вполне нейтрально. После бунта вольная нечисть идет к руководству.

 

Грамотность бывает воспитанная, врожденная и практическая. Кому из грамотеев лучше всего удаются диктанты диктаторов? Тому, кто потратил свою жизнь «на оценку».

 

Что нужно сделать, чтобы «подняться» в обществе? Использовать исконное пристрастие людей. Там, где ценятся смелость, удача и жажда победы, лидером станет реальный герой. А в обществе, где любят и едва ли не боготворят обиженных и оскорбленных, лидер купается в пене подслащенных слез.

 

Власть над людьми уродует власть над собой.

 

История – забор, который принято регулярно перекрашивать. Подновлять. Делать необходимые подпорки, ставить новые и убирать подгнившие. Обновлять рекламу старых времен и надписи на заборе. А также зорко следить, чтобы забор был плотным.

 

Новые идеи нужны, чтобы отменять старые. А новые люди нужны, чтобы хранить людей старых… Идеи служат людям, а не наоборот.

 

Да, наше знание ограничено нашей жизнью. Однако «матрешка» бытия широка: возможно, что и сама наша жизнь ограничена чьим-то знанием.

 

Сезонно-переменные «истины» развивают непобедимый скепсис.

 

Раньше историю переписывали стыдливо, таясь и неторопливо. В нынешнем веке она переписывается в режиме он-лайн. Как угодно и кем угодно. Настоящему кажется, что оно укрепилось: прошлое – девальвирует.

 

Людям хочется всего необыкновенного. Ради этого они готовы рушить удобную свою повседневность: «Пойду-ка я, лиха для себя поищу». Как правило, находят. После чего наступает «светлая полоса» - отрезвление.

 

Споры – процесс бесконечный. Уж не потому ли, что бесконечность бесспорна?

 

Восприятие общества начинается с восприятия себя самого.

 

Голос, отданный выборным крикунам, делает тебя еще более безголосым.

 

Без оппозиции «однопартийцы» или какие-нибудь «одноверы» не могут выработать необходимый ток, который с разных сторон освещает проблему и путь развития. Ну, скажите, кому нужна батарейка с единственным полюсом? С победившим навеки «плюсом», например? Что с этим поделаешь? Нормальное хозяйское желание – выбросить негодное на свалку.

 

Одноглазым быть трудно. Не видишь объемов, не понимаешь расстояний. Бинарность зрения – благо природы; это, как минимум, две одновременных точки зрения на один и тот же предмет.

 

… Неужели наше существование прошло ряд последовательностей? Оно было первобытным, рабовладельческим, буржуазным, коммунистическим… И вот – высшая фаза развития: оно стало юридическим! Высшая фаза! Неужели, последняя?!

 

В безыдейном обществе отдельные люди суетятся – их движения напоминают «Броуновское движение». Со временем люди собираются в организованные группы и группки. Но безыдейность доминирует. Поэтому суета групп в целом тоже напоминает «Броуновскую» тряску.

 

Зачем «проходить через боль», когда можно просто пройти? Нормальный человек не понимает. А вампирам такая традиция – нравится.

 

Честно проголосовать «единогласно» можешь перед зеркалом. А толпа голосует единогласно исключительно перед зеркалом лжи.

 

Детский вопрос: как «делать» качественных людей? Таких, чтобы на «теплом месте» долго не портились?

 

К чему можно прийти, задавая себе самому и своим друзьям вопросы особого свойства – «глубинные» и «высотные»? Уж не к долгожданному ли балансу между глубиной и высотой? Канат, по которому прогуливается наше самопознание, вертикален!

 

Заканчивать собой имеет право лишь тот, кто с себя начал.

 

В хаотичном обществе личность герметична. Так интеллектуал проявляет закон сохранения внутренней энергии.

 

Умную мысль невозможно «вдолбить» в чью-то голову. Есть лишь один путь – приготовить самого берущего: «вдолбить» простую мысль, что быть умным – это хорошо.

 

Тонкие вещи! Боковое зрение чувствительнее прямого взгляда. А текст, не «промодулированный» контекстом, пуст.

 

Для одних жизнь как хобби, для других – сугубо профессиональное занятие. Одни идут по жизни, играя и улыбаясь. В то время как другие – потея и кряхтя.

 

Все знают, что случится, если планета лишится своей атмосферы. А если в коллективе исчезнет атмосфера дружбы и взаимопонимания? Жизнь уходит оттуда, где нечем дышать. Только роботы могут функционировать где угодно.

 

Берегите себя! Всемирный потоп начался с невидимого наступления. Это - потоп информационной вседозволенности и идейного хаоса. Он уже топит многие материки культуры и подбирается к вершинам морали и нравственности. Нужны Великие Люди, которые как Ноев ковчег, не утонут в пучине безнравственности и спасут в себе самих образцы будущего.

 

Все учатся друг от друга: молодость от молодости берет стремление к выгоде, целеустремленность и оптимизм, а пожилой опыт знает иное – счастье подвижничества.

 

Абсолют свободы нагляден: в нищете и на кладбище.

 

Отчего брюзжат старики? У них есть проверенные стандарты, которыми никто уже не пользуется…

 

У вас есть горе? И вы хотите ему помочь? Лучше не помогайте! А то горе окрепнет и будет просить помощи постоянно.

 

Обостренное чувство социальной реальности пробуждают, как правило, оплачиваемые обманщики и официальные иллюзионисты.

 

У «технарей» повторность эксперимента бесконечна. В техническом мире найденный отрицательный, тупиковый результат оплачивается наравне с открытием.Гуманитарию для экспериментов дана лишь одна попытка. За найденные тупики – расплата жизнью.

 

Двери регулируют очередность. Поэтому мы их так бережем в домах собственных и ненавидим в казенных!

 

Ах, найдется новый идейный выход, и к нему опять устремится толпа – полезут по головам и пройдут по головам…

 

Идея согревает того, кто к ней ближе.

 

Абсолютным бывает лишь исключение из правил.

 

Трудно привыкнуть к утраченному безвозвратно.

 

Возможности для развития личности обеспечиваются действующими правилами. Возможностей много! Правила не действуют…

 

********************************************

 

Каждое поколение отправляет в будущее свою «визитку». Что на ней написано и изображено? Даты, лица, биографии, номера телефонов и адреса? Да, и это тоже. Но номера телефонов меняются, адреса забудутся, да и лица с биографиями – не долго живут на бумаге. Что же для будущего действительно ценно? Что переходит из одного времени в другое? Каждый стоит перед завтрашним днем, как перед своим ребенком, и отвечает на его вопросы, как умеет. Ребенок возьмет себе только то, что ему пригодится.

 

У человечества есть единый Автор. Источник. Тот, кто дал нам волю и разум. В ответ на этот дар человечество – сквозь эгоистичные ошибки и тупики иллюзий - устремилось к коллективному творчеству. Чтобы в конце этого пути обрести себя трижды: в едином нравственном «Я», в свободном разуме и чистом теле.

 

Есть ли уместное пространство для того, чтобы высказать вслух то, что понято и выстрадано в одиночестве личного опыта? Просто так понятую истину на улице не скажешь. Испугаешься. Истина неприкосновенна! Нужна тишина, чтобы понять дальше: внимание – высшее ремесло души. Тишина небес. Тишина бумаги.

 

Соавторство двояко: соавторство в вопросах и соавторство в ответах. Первое от второго отличается так же сильно, как энтузиазм добровольцев отличается от заговора мерзавцев.

 

- Многие молодые люди сегодня научились стремиться, в первую очередь, к высокому материальному и финансовому положению, забывая о том, что ни вещи, ни деньги «имени» не имеют. И стремление жить только «во имя» денег – это погоня за призраком.

 

- Я часто говорю молодым судьям: «Помните, что за каждым большим или малым делом всегда стоит живой человек. Вы решаете не вопросы дела – вы «решаете» болезни человеческой морали. И одной лишь буквы закона здесь недостаточно.

 

Во имя чего я живу и работаю? Во имя людей. Во имя каждого конкретного человека, с которым сталкивает судьба. Живой человек требует живого участия. Поэтому нужно «отключиться» от всего собственного в момент решения, чтобы судейское включение в чужую судьбу было максимально точным и правильным.

 

Вопросы не любят стоять в очереди. Они толкаются, спорят друг с другом, вытягивают свои длинные шеи и громко призывают: «Я! Я всех важнее!» Жить среди вопросов не просто. Постоянно приходится напоминать, что порядок в рядах завершенных ответов целиком зависит от порядка в рядах незавершенных вопросов. Каждый, у кого случается много работы, подпишется под этими словами, как под своими собственными.

 

В единстве толпы сила демона, а в единстве себя самого – сила личности.

 

По одну сторону черты закона можно за каждым выросшим человеком разглядеть его дело, а по другую сторону черты - взгляд наизнанку: за каждым «делом» надо бы разглядеть и человека...

 

- Должность судьи несовместима с пребыванием в какой-либо партии. Я понял это сам, будучи в конце восьмидесятых-начале девяностых секретарем парторганизации Верховного суда Удмуртской АССР. Понял и написал заявление о добровольном своем выходе из рядов «правящей». Меня тогда многие называли «самоубийцей». Что ж... Горько было узнать, что историю Родины нам придумывали в кабинетах. Что даже личные духовные ценности тоже, во многом, были «придуманными».

 

 Многое повторяется и сегодня... Нет идеи, которая бы позволяла сообща строить реальность, а не поддерживать за счет реальности чьи-то эфемерные эксперименты.

 

Социальная апатия – убийство населения властью. Кто же остановит преступника, кто судить его будет? Остановить некому, а судить, как всегда, будут дети.

 

Выбор без дальнего смысла – бессмысленный выбор.

 

Сначала новые вещи держатся за людей и лишь смеются над старым временем. Потом все меняется: вещи старятся, теряют модные имена, гордых своих хозяев, и вот уж само людское время за них, безымянных, держится.

 

Интересный человек – указка. Он ведь не себя показывает – он собой указывает. На что? Обязательно на что-нибудь интересное.

 

Жизнь – срок условный! Потому и дана всем «условная» жизнь. Отмечайся, ставь подпись, тверди, что положено, делай, что велено, думай, как надо. Или – в бега: в работу! в бутылку! в моленья... Кто в чем срок коротает.

 

- Столько оперативной информации мозг получает каждый день! И вся информация – негативная. Иногда задумываюсь: как бы хорошо было ничего этого не знать! Плыть бы по течению, наслаждаться бытием. Ни убийств, ни человеческого обмана, ни следов корысти... Так ведь не скроешься – профессия! Копится скорбь в душе. Почему в детстве учат одному, а во взрослой жизни увлекают другие примеры? Почему с трибун говорится противоположное тому, что делается на самом деле? Почему?! Можно просто уйти на пенсию, чтобы спрятаться от потока информации. Но это – не ответ.

 

- Хочется жить ясно и просто! Построил дом в деревне. Каждый день летом занимаюсь огородом. Успеваю! Много лет уже моя семья не ходит в магазин за картошкой, капустой, морковью – все выращиваем сами. Я вырос в деревне и поэтому люблю сам себя обеспечивать. Мы - обеспеченные люди. Точно так же каждый в состоянии обеспечить себя и своих близких плодами «выращенной» своей души. Это ведь просто!

 

Земля успокаивает человека. А он все от нее отрывается и отрывается. Волнуется при этом. Стрессы – бич ускорений. А земля – ждет: «Баю-баю! Баюшки-баю!» Как мама.

 

Избыточный человек щедр и крылат. Он может поделиться своей позицией и окрылить одним лишь взглядом. Это – начало твоей собственной щедрости.

 

- Мой стаж полностью «выработан». Выработан и максимальный квалификационный стаж. Большего уже не достичь. Спрашивается: почему я продолжаю работать? Да хотя бы потому, чтобы судам не давали, как раньше, «ценных партийных указаний»! Я слуга Закона и не могу сдавать свои позиции временной диктатуре. Почему? Потому что позиции эти есть и они еще не «выработаны».

 

Подвижничество – не «испортиться» самому, когда уже все вокруг испорчено. И пока есть подвижники, говорить о безнадежности рано.

 

Нравственные люди – работники духа и воспитания - незаменимы. Все, что работает ниже, способно к движению, но без нравственного «оплодотворения» неодушевленность не способна отличить дитя жизни от «дитя прогресса».

 

Великая сила – деление! Природа, делясь сама с собой, прибывает и развивается. Мир людей, ра-зде-ля-ясь, убывает и деградирует.

 

Говорить на равных! Пока человек мал, разговор с ним ведется в полуприсяде. А когда человек велик – не унижай его своим «полуприсядом»: говори с ним, возвысившись.

 

Не свято место пусто не бывает! Конкуренты за него борются, не жалея клыков и когтей.

 

На порядочной должности оказывается иногда человек, мало соответствующий представлениям о порядочности. Даже хорошие люди здесь быстро «прокисают» от тепла и соблазнов. И чтобы скрыть свою испорченность, они громко и назойливо говорят о каком-то «порядке» для всех остальных.

 

- У меня есть дети, есть внучка... Ради чего все усилия моей жизни? Я хочу создать для моих наследников резерв. Резерв! Не только материальный, но и нравственный. Чтобы они спокойно себя чувствовали на путях жизни, чтобы их не покидал деятельный оптимизм, чтобы имя отца и деда было для них приятным.

 

Не так-то просто посмотреть на человека «со всех сторон». Обычно комиссиям и коллегиям показывают только «деловую сторону». Однако этого недостаточно. Потому что опасная «ржавчина» может забраться во внутренний мир человека с любой стороны! Со стороны дурного характера, например, или слабой воли. Слабые места хорошо видны снаружи, но эффективно охраняться они могут только изнутри.

 

Всесторонне развитый человек – это человек, умеющий ясно мыслить и всесторонне переживать.

 

Равнодушие – зараза, подобная чуме. Оно поражает душу. И одну душу, и миллионы душ. Наступает невидимый мор – равнодушие века. Равнодушие захватывает власть, становится главной модой и провозглашает себя царем мертвых душ.

 

Детям всегда тесно в рамках родительских правил. Поэтому они их меняют и раздвигают так, как удобно для следующей волны живых. Благодарные дети не «заказывают» полное уничтожение того, что их породило и дало им знание жизни. Отмирание старого происходит без потрясений, по-человечески. А вот убийство прошлого ценится лишь в нечеловеческом мире. Что же удивляться: на земле в дурных поступках повторяется лишь то, что стало возможно в дурном воображении.

 

Наказание судьи – определять меру наказания в «определенных пределах», данных Законом. В какой-то мере преступник намного свободнее того, кто ведет его по коридору заранее «определенной» законности...

 

Преступное сознание не спрашивает, сколько тебе лет, когда выпихивает, как пришлый кукушонок, из головы и сердца еще неокрепших твоих малышей – веру, надежду, любовь.

 

Неблагополучные дети – это те, кто не получил благо. Им неведомо благодарение – дарение блага.

 

Ненужный обществу, не нужен и себе. Поэтому он мстит обществу за предательство.

 

В мире людей каждый случай – единичный. Потому что неповторим «отпечаток» слов, мыслей и дел. А если «случаи» в жизни становятся типовыми, похожими? Значит, власть «отпечатала» клонов.

 

Бесценной человеческая жизнь становится только в настоящем мгновении. А вот за соблазн прошлым или будущим приходится платить: разнообразно и постоянно – бесконечную цену.

 

На судьбах экономить нельзя!

 

Жизненные хлопоты не заменяют жизненного опыта.

 

У мудрости седые волосы, экономные движения и ленивый язык. Бойкому разуму, энергичной суете и красноречию – мудрость все равно что камень на дороге: того и гляди, запнешься!

 

Как знающему не заразиться скорбью? Служебное погружение в преступное общество связано с риском «глубинного опьянения», как у аквалангистов. Сверху «давит» тот, кто сверху, а снизу тянет бездна... Просыпаться! Просыпаться и действовать! Ни в коем случае не спать в скорби! Скорбящие – тонут.

 

Когда нет никакой идеи, остается последнее: верить, что хороших людей – большинство. И всюду подтверждать собой эту «последнюю» идею, которая, по сути, всегда была первой.

 

Человек – аккумулятор особенный: от безделья «разряжается», а от любимой работы «получает заряд». Многие пенсионеры «садятся» и гаснут именно поэтому.

 

Где пригодится избыточный запас оптимизма? Там, где приходится погружаться в избыточный мрак.

 

Механическая жизнь порождает «механических» людей. У них все механическое: и желания, и мысли, и поведение, и даже душа – скрипучая, тяжелая, не пригодная для полетов.

 

Борьба с ошибками никогда не закончится. Поэтому важно знать: укрывательство внешней ошибки – преступление внешнее, а укрывательство собственной – преступление против себя самого.

 

Максимальное беспокойство доставляют людям их сиюминутные проблемы. Хотя главная опасность – отсутствие стратегии отдаленного будущего – почему-то не беспокоит. Так уж устроено бытовое сознание: чем жить? как жить? – это важнее, чем неудобное «куда»? Похоже на блуждающий в неведомых просторах корабль, где участники путешествия, включая капитана и всю команду, заняты непрекращающимся карнавалом на палубах. Ба! Штурвал крутится сам по себе. Свободные люди в свободном плавании! Что ж, неведение – тоже бесстрашие. Только безумное.

 

Телега жизни мчится! Ее нещадно трясет на ухабах. Кто-то, несчастный, кляня невезение, валится вон на ходу. Кто-то норовит запрыгнуть на место возничего. А в телеге той – целая страна! И время ее, и люди, и история, и чаяния, и надежды. И святые ее, и любимые грешники. Боже, как всех трясет! Как прижимает на поворотах! Как подбрасывает! Как бьет! Вой, крики, хохот и плач, грязь и праздничные ленты – все в кутерьме единой. Н-но-ооо!!! А вот и судья с весами... Прыгают весы, тоже трясутся – с одной чаши на другую закон аль преступник камни кидают, играючи. Где равновесие взять? Правда и кривда обнялись. Тихо внутри у судьи. Ничто не дрожит в утомленной и зрелой душе. Равновесие – в ней!

 

Когда шатаются имперские материки, каждый спасается на собственном островке покоя. Необитаемом для империи.

 

Честное поведение устроено очень удобно – живи не задумываясь! А хитрец тратит ум на «пиар» своей честности.

 

- Когда есть возможность, я «ухожу» в книги. В хорошую литературу. Люблю бывать на концертах симфонической музыки. И не люблю телевизор.

 

Кто согласится исполнять закон, не защищающий от притеснений?

 

Солидный стаж не всегда приравнивается к солидному авторитету. Этот знак равенства выставляют самые наши независимые судьи – потомки.

 

Произведения искусства воздействуют на живое воображение неповторимым образом: каждый видит свой собственный смысл. И это прекрасно! В отличие от воображения мертвого, окаменевшего, когда толпу насильно приучают «видеть» одно и то же.

 

Доказательство от противного, помните такой прием? Например, доказать, что шар – это не квадрат. Через постепенное преодоление парадоксального «не». Точно так же судьба заставляет одаренных, романтических людей, которые могли бы стать художниками, мыслителями, музыкантами или путешественниками, заниматься совсем не романтическими делами – быть военными, судьями, коммерсантами, политиками. Замечали? Словно подстроено так специально, чтобы доказать: шинель, погоны, должность НЕ погубят человека-романтика!

 

Многогранный человек никогда не бывает двуличным.

 

Четыре времени года вокруг нас, четыре времени жизни – внутри нас. Сколько возможный комбинаций! В лыжный сезон – соловьи на душе! А весна на дворе – седина почему-то в причесанных мыслях...

 

Природа говорящего человека практически непереводима на язык молчащей природы.

 

Человек «замыкается», когда замкнут круг его возможностей. Так он спасается, добывая убогий «накал» из короткого замыкания и досрочно сгорая изнутри – от обид и претензий.

 

Преступные мысли и действия искажают гармонию музыки сфер. Поэтому мир избавляется от «фальшивых нот» - от преступных помыслов и самих преступников. А в перевернутом зазеркалье все наоборот: чистые ноты очень смущают фальшивое большинство.

 

Не ошибиться в себе – большая радость. Не ошибиться в другом – великая радость!

 

Какой величины твое «Я»? Это – вселенная расширяющаяся, или уже сужающаяся?

 

Материя мыслит. Именно поэтому мысли материализуются.

 

Порядок, конечно, не заменяет порядочности, но он истребляет произвол.

 

Если ты не боялся подставлять грудь испытаниям и опасностям, то не будет и страха со спины – преодоленные трудности становятся твоими друзьями и защитниками.

 

Жить «на оценку» привыкают. Особенно в политике. Сначала «отличники» выставляют высший балл себе, а потом раздают «неуды» направо и налево. Что характерно, классу всеобщая неуспеваемость даже нравится...

 

Хочешь большого дела? Тогда действуй там, где ты есть!

 

О том, что сделано, можем говорить очень долго. О том, что поняли, молчим не меньше.

 

Человек вдыхает кислород, а выдыхает... слова! Они растут, как листья, на стеблях его размышлений, тянутся ввысь и дают удивительные плоды – дела и поступки. Чиста атмосфера на вдохе – чиста и на выдохе.

 

********************************

 

Каждый из нас – колдовское стеклышко. Двояковогнутое, или двояковыпуклое. Цветное, или бесцветное. Вот через это «волшебство» мы и смотрим друг на друга и на себя самих. Делая объект наблюдения в угоду обстоятельствам то искаженно-малым, то ненормально-большим. Самое время улыбнуться!

 

- Если человек нашел себе новое место работы, то самое лучшее, что может для него сделать прежнее руководство – это помочь устроиться на новом месте. Только помощь! Никаким другим способом уважать выбор другого человека не получится. Уважение – это действие.

 

Земля круглая. Все тропинки пересекаются. Не встретиться здесь невозможно!

 

- Когда занимаешь руководящую должность, то многое понимаешь о здоровье общества: пьющий работник хуже диверсанта; хитрец хуже лжеца, а чья-то дружба с ворами кончится по-воровски: сам у себя ты крадешь свое доброе имя.

 

 

- Для правильного поведения достаточно одной-единственной заповеди! Желай людям лишь того, что желаешь себе. Я всегда помню об этом, когда приходится кого-то наказывать.

 

«Жесткая» доброта в час беды, как опора, а в час благоденствия – кажется лишней.

 

Свободный человек – господин себя самого. А назвавший себя «слугою», выбирает хозяина, чтоб кормиться и прятаться в тени его.

 

- В уголовном розыске, где я начинал работать рядовым следователем, было так: раньше девяти вечера никто домой не уходил. Уйдешь – руки потом не подадут. Люди ценились по способности работать «за идею».

 

В строю смотрят форму, а по команде «вольно» - содержание.

 

Сапоги на меху, дом без сквозняков, теплая беседа... В северной стране культ тепла! Ценят того, кто умеет с теплом обращаться: и в лютую стужу живой, и в холодах недоверия свой.

 

- Юрист промышленного предприятия – тот же производственник. В его деятельности не остается ничего «теоретического». Эффективность работы предприятия зависит от эффективности трудового вклада каждого из участников процесса. Личный и общий результат напрямую взаимозависимы.

 

Как учить грамотного? Искать неизвестное вместе с ним!

 

Плохой закон «силен» прорехами и теми, кто способен в них «пролезть».

 

Что ты можешь сказать людям, если до этого не смог их выслушать?

 

Те, кто жизнь строит, думают. А те, кто ее разрушают, «додумываются».

 

Если контролирующий орган заставляет людей мытариться – в нем работают не контролеры, а мытари.

 

- Однажды после удачного суда мне нанесли «ответный удар» - прислали налоговую полицию. Ничего не нашли. Проверили заодно и мои доходы. В окончательном докладе проверяющий подытожил вслух: «Главный юрист – нищий...» Сколько зарабатываю, столько и имею. Так привык. Людям нового века, с иными привычками и желаниями, это малопонятно.

 

За правду бьются. Суды – выигрывают.

 

- Принципы мои просты и понятны. О себе слышал такое: «То, что ты воровать не даешь, еще простят. Но то, что ворованное ты возвращаешь обратно, - не простят никогда.

 

Уйти тихо, никому не помешав своим отсутствием, – это талант настоящего воспитателя.

 

Есть три типа людей: захребетники, бесхребетные и – люди со «стержнем». Благодаря последним, держатся все остальные.

 

Подранок испытывает остальных на знак соучастия: добить, или помочь?

 

- При СССР было рекомендовано учитывать «целесообразность применения закона». Мне это не нравилось. Я придерживаюсь иного постулата: действующий закон должно исполнять. Без оценок: хороший он, или плохой. Действующие законы не обсуждаются. Как приказы.

 

Идеологи прошлого века лопату для загребания денег в руках не держали. Все перевернулось. Безыдейные хищники разрушили производство и превратили его в бумажный капитал, а чтобы оправдаться, они лопатами «гребут» к себе осколки идеологии прошлого.

 

Человеческое собрание приподнимает над собой Свод Законов, как храм, чтобы чувствовать себя защищенным от произвола и бессмыслицы. Какой мерзавец поставил все собрание на колени и заставил оправдываться?!

 

Умно возразить так же трудно, как умно согласиться.

 

Брюзжание пожилых – это всевидящая мудрость, лишившаяся языка.

 

Удовольствие двуедино: получающий отдает, а отдающий – получает.

 

Старшинство духа определяется не возрастом, а здоровьем.

 

- Люблю жизнь! Знаете, что такое жажда жизни? В 1965-ом году я, молодой оперативный работник, захватывал вооруженного преступника. В комнате один на один. Оружие друг у друга в борьбе выбили из рук. Преступник вывернул мою ногу. И первым добрался до моего пистолета, а патрон там – уже в патроннике... Как тогда захотелось мне жить! С вывороченной стопой, я три метра преодолел в прыжке и победил врага в смертельном поединке. С тех пор не верю в нытье типа: «Жить не хочу!» Чушь! Прижмет – захочешь, да еще как!

 

Справедливость редко смеется. Однако строгость к другим не предполагает к ним зла.

 

- Министерство приказало «сократить» людей на машиностроительном производстве. Через мой кабинет прошли семь с половиной тысяч человек, кандидатов на досрочную пенсию... Потухшие глаза, разбитые руки, бесцветные интонации в голосе. Что в гроб, что на работу – одинаково для них: выработались, выдохлись! Износились морально и физически. А ведь это мои современники, соотечественники! Потеря энергии – самое большое несчастье в жизни. После того, как все они «прошли через меня», я месяц лежал в больнице с нервным потрясением.

 

Строить, или перестраивать? Ни одна перестройка не закончилась для созидающих людей добром. Почему? Потому что строят всегда для продолжения жизни. А перестраивают – боясь ее окончания.

 

Зло, если оно оказалось у власти, не сможет договориться с добром. Сначала зло лишает доброту голоса, а потом убеждает себя и других в односторонней правоте: «Никто не возражает? Тогда – единогласно!»

 

Ликвидация – браконьерский способ расправиться с нежелательным следствием, лишь усугубляющий и укрепляющий источник причины.

 

- У любого нормального человека злость должна быть. Просто ее надо удерживать в управляемых рамках. И тогда она перестает быть разрушительной.

 

Тому, кого не своротишь с пути, все время грозят «свернуть голову».

 

Жизнь – спектакль многожанровый: вчерашняя бессовестная трагедия перерастает в сегодняшнюю философскую драму, чтобы стать, в конце концов, завтрашним поводом для исторической насмешки. Ах!.. Портреты дедушки-пирата висят в апартаментах внука-пэра.

 

Демократия и равенство не так безобидны и привлекательны, как их преподносят. С тех пор, как первые демократично настроенные князи потекли в грязи и погибли, по тому же руслу грязь сама потекла в князи и перемешала в себе самой все и всех.

 

Бедный подчиняется зависти. Богатый подчиняется нравственности.

 

Деньги – оккупанты. Они прошлись по просторам живой души, сжигая и разрушая на своем пути все, что им не подчинилось.

 

Человеку слабому лучше не задумываться над сложностями и превратностями нашей жизни. Мысли, как дрожжи: «забродит» – не остановишь!

 

Печаль и недовольство, как радиация, способны копиться и копиться в душе. Потом – эмоциональный взрыв. От этой катастрофы страдают, в первую очередь, близкие. Стоит ли копить?

 

- Сорок пять лет со мной моя жена. Она знает мою «бешеную» натуру лучше, чем я сам. И она ни разу меня не оставила и не предала. Спасибо!

 

Кто-то сотворен по образу и подобию, а кто-то «по образцам».

 

Руки, оставшиеся в работе без души, – опускаются.

 

Как жить: по правде, или по закону? Держи равновесие, друг!

 

- Если я даю слово чести – это высший вид обязательства перед собой и пред людьми.

 

- Однажды я рассказал нынешним «операм» о том, как мы работали, не жалея своего времени, как мало получали денег, как глушили голод в столовых с бесплатным хлебом на столах... Не поверили мне. Не поверили! Одно время от другого стеной отделилось!

 

Только опытные неподдающиеся могут играть в поддавки с подрастающими неподдающимися.

 

Сплав опыта, грамотности и принципиальности – это неизнашивающийся «резец»; ему под силу все, что в жизни «вертится».

 

Счастье и свою силу приятно показывать даже врагам.

 

Лгуны не жалеют слез. Потому лгунов и не жаль.

 

Держите улыбку на лице, что бы ни случилось! За эту улыбку держится жизнь внутри и вокруг вас.

 

Всякий хороший человек знает, что он состоит из недостатков. И чтобы их исправить, он обращается за помощью к тем, кто и о себе знает так же.

 

Замечали: во время сканадалов память услужливо «подсовывает» плохое. Словно в пожар добавляют горючее. Что ж, хорошее предпочитает жить в настоящем, а плохое копится и прячется в его тени. Как сделать так, чтобы настоящее не имело тени? В какой зенит поднять источник света?

 

- Доброжелательность и благодарность людей, с которыми я живу и с которыми делю наши общие заботы, - это мое «лекарство». Моя требовательная любовь к людям, наверное, не совсем бескорыстна: я всегда надеюсь на подобное встречное чувство и отношение.

 

**************************************

 

Юристы – сила, противостоящая хаосу.

 

Узаконенные рамки общечеловеческого общежития помогают нам не скатиться в своем развитии к первобытно-общинному состоянию. Юристы – это те люди, которые напоминают о допустимых границах поведения и подсказывают «правила движения» на путях Закона.

 

Законы пишутся не для того, чтобы усложнить жизнь, а для того, чтобы ее упорядочить. В идеале, конечно.

 

Юрист – это прежде всего характер. Врожденная любовь к упорядоченности и определенности. И умение следовать за упорядоченностью. В моем окружении есть люди, которые покинули мир юриспруденции именно по причине несоответствия характера и выбранной профессии – они были другого склада.

 

Идеализированное представление о правоохранительных органах разрушилось, когда я непосредственно в них поработал. Очень жаль, что «вымывание» общечеловеческих ценностей  в мире узких частнособственнических интересов все-таки происходит. Высокие слова превратились в простые, высокие люди стали ниже, приземленнее. «Идеалами» стали называться показатели результатов и карьерные рейтинги. Это пугает, когда заглядываешь в день завтрашний: на что и на кого он обопрется?

 

В профессии юриста много такого, что заставляет его балансировать «на грани». Без хорошего развитого чувства нравственного равновесия – упадешь.

 

В свои двадцать и в свои сорок человек не одинаков. Это – два разных человека. Иногда они дружат, иногда перестают узнавать друг друга.

 

Все в нашем изменившемся мире стало более динамичным, адекватным, соответствующим здравому смыслу. Произошло значительное омоложение активно действующей части работников. Молодежь сломала стереотипы прошлого века. Вместе с ними она, возможно, нечаянно сломала и нравственные ориентиры. Но это поправимо.

 

Поставить голову на место – процесс подростковый. Этого «места» для головы не найдется, если нет высоких ценностей и высоких ориентиров в жизни. Настоящих, конечно, а не провозглашенных с экрана. Самостоятельность и самодостаточность приобретаются от практического опыта, а не в результате массированного внушения.

 

Что я хочу для себя и для своих детей? Гармонии. Равновесия в душе. Принципиальности. Это – норма, которая делает общую жизнь удобной и безопасной. Количество переходит в качество: много здоровых людей – много здоровья и у общества.

 

 

Недоверие между людьми обрастает соответствующими «одеждами» – охраной, контрактами, клятвами, присягами, контролерами и проверяющими, удостоверениями и ритуалами, изображающими веру... Презумпция виновности! Переверни все – и обнажится душа.

 

Счастье всеядно: полный разум счастлив от своей полноты, пустой и от пустого весел.

 

Масштабное мировоззрение – это «ласточкино гнездо», состоящее из огромного количества тесно «прилепленных» друг к другу идей, слов, опытов, ошибок, вещей и иллюзий. К чему же прикрепила мыслящая «ласточка» свой домик, под какой защитой выводит своих птенцов – новые мысли, новые опыты, новое мировоззрение?

 

Умение рассуждать – это быть зрячим в лесу чужих мнений.

 

Высшие ценности обесцениваются, когда попадают в рабство к пафосу власти.

 

Преступника-человека наказывает Закон. Преступника-эпоху наказывает сам человек.

 

Глупо спорить с правилами жизни. Спорить нужно с правилами глупости.

 

Кто устанавливает соответствие юридических и моральных установок? Юрист, обладающий моралью.

 

Любовь к работе зависит не от того, что эта работа дала тебе. А от того, что ты сам дал людям при помощи любимой работы.

 

Под каким флагом «плаваешь», тот флаг и будь добр – прославляй! Платят юристу не за «продажность», а за умение плавать.

 

Прочувствованный профессионализм не противоречит продуманной человечности.

 

В быстро изменяющемся мире «колея», в которую попадает судьба, не такая уж и глубокая. Дорог стало много! Каждый волен рулить, куда пожелает. И тотальных «всенародных» дорог, продавленных многими поколениями до глубины рва, уже не осталось.

 

Работа с «бумажками» многим людям кажется скучной. Юристом становится тот, кто умеет чувствовать пульс жизни и диагностировать общественные недуги дистанционно – по бумажным следам.

 

Трудно стать своим не на своем месте.

 

Мало найти профессию по душе. Нужно еще воспитать душу по профессии.

 

Понимание истины происходит «скачком», хотя обстоятельства подводят нас к этому моменту долго и плавно. Плывем, плывем по течению жизни... Все, как обычно. И вдруг – водопад! Да не простой, а тот, что падает вверх. Оглянешься – другие тоже плывут, ни о чем не подозревая. Крикнешь им: «Приготовьтесь!» Не слышат... Никто не готов к новизне заранее.

 

Яркая жизнь освещена яркими встречами, яркими уроками и яркими чувствами. Отказаться от этого – все равно что прожить в темноте.

 

Участвовать в событиях необходимо. Хотя бы для того, чтобы от оценки участника подняться до переоценки самого события.

 

Закон не может быть подменен понятиями и «ценностями» начальства. Неуважение к исполнителям власти обернется неуважением к самому закону.

 

Войти в объятия легче, чем из них выйти. В объятия привычки, страха, узаконенных суеверий.

 

Бог толпы примитивен, жесток и безлик. Именно он убивает милосердного бога по имени Личность.

 

Шута прославляли в народе. Король позавидовал разуму смеха. И надел шутовскую одежду. И проклят народом он был.

 

Часы без стрелок... Путь без цели... Что нужно сделать со своим временем, чтобы время детей не задавало тех же сакральных вопросов?

 

Пространство прогресса развивается по спирали, стремящейся к бесконечности. Время прогресса развивается по сужающейся спирали, стремящейся к точке.

 

«Закрыть глаза!» – эту команду грешники изучают еще при жизни.

 

Опасные для общества люди не могут работать в сферах безопасности.

 

Каждый судит по себе. Что ж, мера всех вещей – человек... И каждый называет себя этим именем. Каждый – «мера» для другого. Высшая мера! Наказания, или воздаяния.

 

Если основную «цену жизни» удается выразить в рублях, гектарах, килограммах и каратах, то это – апофеоз бедности.

 

Можно ли выгодно продать свою нравственность? Да. Если это кому-то выгодно.

 

Интересоваться собой нужно так, чтобы это всем было интересно.

 

Жизнь – игра, которая нас изменяет: входим одними, выходим другими. Неизменны лишь мертвые и те, кто играть не согласен.

 

Эталон доброты – дети. Как всегда бывает жаль укорачивать его, обрезать, настраивать на компромиссы и подтверждать эту необходимость на собственном примере.

 

Принципы гуманной состязательности хороши там, где действуют принципы чести. Во всех остальных случаях – это «состязательность» хищников.

 

Наслаждение в поедании: трава «съела» органику, корова съела траву, волк съел корову Все получили свое удовольствие! Есть кто-то невидимый, который «слизывает» все три предыдущих удовольствия, как сметану, для собственного наслаждения.

 

Воспитателей научили новым технологиям воспитания. Воспитатели превратились в технологов. А на выходе получили технологическую продукцию – заново «сделанных» детей.

 

Анализировали сказки. Учились хорошему. Однако из семнадцати малышей в классе пятнадцать уверенно заявили: «Добро неуспешно!» Переубедить их не удалось. Да и по лицу учителя явно читалось горькое согласие с заявлением большинства.

 

Кривая жизнь любит смотреться в кривые зеркала. Так она «выпрямляется» в своем изображении.

 

Не прав еще не означает что не хорош.

 

В стремлении к упорядоченности есть своя романтика.

 

Глубоких соприкосновений в жизни не так уж и много. А поверхностные дают суету, но не запоминаются. Глубина и поверхность – миры разные.

 

Приходит пациент (пардон, клиент!) к адвокату. Адвокат командует: «Раздевайтесь!» И мысли, и факты предстают обнаженными. «Нуте-с! Будем смотреть ваш недуг!» Впрочем, бывают в адвокатской приемной и «симулянты» - сутяжники, мелкие мстители, клеветники, которые пытаются бытовые проблемы перевести в правовую плоскость.

 

Реальный предмет возникает от реальной фантазии.

 

Варианты решений иногда затрудняют людей еще больше, чем отсутствие решения. Отсутствие одно, вариантов – много. Несамостоятельные пасуют перед ответственностью выбора и поэтому часто просят «решить за них».

 

Время – нож. В документах и литературе оно ежедневно, еженедельно, ежегодно и ежевечно оставляет «социальный срез», который потомки с удивлением или недоумением разглядывают.

 

Смена поколений – не ступенька, а подъем или спуск, который характеризуется длиной непрерывного пути и углом наклона.

 

Очарованному новизной жизни, она дает все новое и новое очарование. Разочарованного – утешает смирением и смертью.

 

Без преемственности у каждого нового поколения мораль будет «самодельной». На один-единственный сезон бытия. Как у травы.

 

Умение «начать с нуля» - былинная наша традиция. На новое место приходят «нулевые» люди, чтобы всегда начинать с пустого и этим гордиться. А потом придут другие, полное выбросят, да и тоже начнут с пустого. Традиция! Ну-ка, присмотримся к нашей истории: до какого знака видны единицы после нуля впереди?

 

Постепенность побеждает во времени, а потрясение – триумфатор мгновений!

 

Законникам кажется, что они правят миром понятий, потому что опутали его вожжами, стреножили, навесили на него шоры правил и сели верхом сами. Каждый в нетерпении дергает за свою вожжу: «Н-но!!!» А мир топчется, топчется, топчется...

 

Голове приказывают с двух сторон: начальник и собственное сердце. Некоторые для удобства выбирают что-то одно.

 

Мы окружены бездуховностью. Из окружения выходим по одиночке и мелкими рассредоточенными группами. Куда? К своим! На кухни, к рыбацким кострам, в бани по пятницам, в книги и милые наши семьи. И души детей учим так же - искусству блокадников.

 

«Тяжелая» профессия способствует пристрастию к «легкому» чтению после работы.

 

Невольно замечаешь: детские книги, прочитанные еще раз, уже в зрелости, почему-то тоже становятся взрослыми и зрелыми. Странно, что в детстве не видел их «взрослости». А может, и сейчас, опытный и умудренный, не замечаешь своей «детскости»?

 

Была бы готовность! А нужное место и нужное время – найдутся.

 

Глобальность предпочитает говорить «Мы» даже тогда, когда ее рупор непрерывно «якает».

 

Разговор – не жвачка. Хороший собеседник накормит и сердце, и мозг.

 

Вечные ценности могут потерять веру во «временного» человека.

 

Комфорт в душе – порядок в мыслях – свобода в поступках.

 

Профессионала ведет интуиция. Этим и отличается инициатор от слепого исполнителя.

 

В «пике» человеческой одаренности совпадает максимальная польза - и для себя, и для других.

 

*******************************************

 

В самом раннем детстве была мечта: стать лесником и жить в лесу… Парень я деревенский. Поступал на юрфак после школы – не прошел. Отслужил три года в армии, на флоте. Я хорошо понимал: рассчитывать могу только на себя. Поэтому готовился к экзаменам заранее и очень тщательно. Даже отпросился у командира части посещать по субботам среднюю школу в городке подводников. Представьте: полярная ночь, а я ранним утром, встаю, добираюсь до школы и сажусь за парты вместе со школьниками и школьницами. Приехал и спокойно поступил на юрфак без каких-либо преференций со стороны. Именно тогда формировалось то, что я сегодня имею – возможность заниматься той работой, которая мне максимально интересна.

 

В силу уже приобретенного опыта жизни меня сразу же назначили старостой группы в институте. Запомнился наш первый выезд «на картошку» - студентов осенью вывозили на сельхозработы, была такая практика раньше. Наша группа почему-то осталась без преподавателя-руководителя и я взял командование на себя. По оплате работ с колхозом договорились. Сделали положенное за десять дней вместо двадцати.

 

Когда у тебя нет ничего и никого, кто бы стоял за твоей спиной, то остается единственный путь к продвижению по ступеням жизни – непрерывная учеба. Поглощение знаний и целенаправленное их применение на практике. К этому я стремился всегда. Не к «пятеркам», которые мне ставили по всем предметам, а к полнейшему пониманию практической сути жизни.

 

В 1989-ом я поступил в вуз, а уже в 1992-ом студент-очник дневного отделения работал штатным юристом на фирме. Не было возможности получать помощь со стороны родителей, а кушать хотелось…

 

Студентов-юристов различные организации подбирают для себя на старших курсах. Приглядываются, смотрят на оценки, спрашивают мнение преподавателя о человеке. Это известно. В вузе каждый сам закладывает фундамент своей будущей профессиональной «крепости».

 

Сегодняшняя моя работа юриста, занятого вопросами хозяйственного права, позволяет получать удовлетворение от того, чем я занимаюсь. Кроме того, что я управляю процессами, я еще и творю! Творчество – самое интересное занятие для любого специалиста. В суде, в трактовке вопросов и способе их решения, в формулировках – во всем есть элемент творчества. Потому что не существует и никогда не существовало «абсолютных» законов. Всегда есть масса вариантов и комбинаций при решении жизненных ситуаций. Как в шахматах. Правила оговорены. Но варианты бесконечны! Поэтому выигрыш зависит от грамотности и таланта игрока.

 

Цель юриста – обозначить руководству риски, которые возникают при решении тех или иных проблем.

 

Жизнь очень многогранна. И ее многогранность в полной мере проявляется в правовом пространстве. Жизнь и право не противостоят – это одно.

 

Нравственной и социальной стойкости учит только практика. К которой, кстати, я стремился всегда. В моей биографии есть «шокирующий» факт: в семнадцать лет (пришлось скрыть свое несовершеннолетие) я полгода преподавал историю в школе рабочей молодежи в колонии строгого режима (нарабатывал стаж, пробовал себя, определялся). В классе – взрослые убийцы, насильники, грабители и матерые разбойники. Старше меня в два, а то и в три раза. Для них мое учительствование тоже было своеобразным шоком… С классом остаешься один на один. Пытались и запугивать, и с табуретками на меня поднимались. Ничего, справился. И самое забавное – о кнопке тревожного вызова, спрятанной под крышкой учительского стола, я узнал лишь за два дня до окончания своей «эпопеи» в строгой зоне.

 

Преодоленные страдания формируют характер человека. Дают ему «запас прочности» и позволяют идти по дальнейшей жизни целостным.

 

Главное в жизни – это не обманывать самого себя. Как это разглядеть? Только на фоне ценностей общечеловеческого характера! Этот «фон» - основание, на котором формируется отношение к жизни вообще.

 

Вера для меня – состояние внутреннее. Не стоит придавать большого значения внешним ритуалам. Они слишком сиюминутны. Знаю самое необходимое: след, который останется после меня, должен быть добрым!

 

Живу просто, в мире с самим собой. Люблю все сам делать. Баньку срубить в огороде. Юридический ребус решить. Ощущение света – вот что помогает не киснуть, не впадать в интровертный «уход» в себя. Солнце на улице? – Хорошо! Дождь зарядил? Тоже хорошо! Удовольствие от жизни не имеет заранее приготовленных сценариев.

 

Божье провидение и случай направляют шаги человека. Все обязательно сбывается. Главное – идти!

 

 

 

Рассказать о себе – это «рассказать собой» о своем времени и своих достижениях на пути к Итогу: куда путь держал? с кем шел? часто ли останавливался? что думал? что говорил? и велика ли пропасть между сказанным молча и сказанным вслух?

 

Жизненная необходимость – лучший учитель. Старая истина! Такой учитель сам тебя находит, а ты лишь живешь, не отворачиваясь от пути, да превращая новые испытания в свои дополнительные навыки и возможности.

 

Если голова на плечах не вертится, а «грызет» науку, то интеллектуальные и нравственные достижения становятся исключительной собственностью личности. Которая применяет их для дальнейшего правильного продвижения – «грызет» практику.

 

Опыт неволи и подчинения не пригождается, когда случается высшее испытание – свобода. Ни одного правила снаружи – все правила внутри! Свобода! От низких своих правил в ней опустишься, а высокие - не дадут упасть ни в бедности, ни в славе.

 

В эпоху перемен самое трудное – доказать необходимость вечных ценностей.

 

Большая должность требует большого личного подтверждения этому. Иначе будет видна лишь «большая должность». И только.

 

Обман – это «осадок», который остается в душе. Он тяжел и поэтому оседает. Следующий обман прибавляется к предыдущему. От этого нельзя избавиться. «Тяжелая» душа заполнена доверху и ведет себя как парализованный больной.

 

Юношеский максимализм прекрасен и именно он ставит вопрос предельно: «Как жить с обостренным чувством справедливости? Привыкать к несправедливости? Или… не жить?!»

 

Обстоятельства «ломают» человека часто. Главное – не сломаться. Для чего? Ну, хотя бы для того, чтобы не иссяк источник дальнейших ломающих обстоятельств – развитие жизни.

 

Идеальных людей нет. А идеалы – есть! Именно при помощи идеалов последующие поколения оценивают своих предшественников. Это единственная «дорога жизни», протянутая из одного времени в другое – через идеалы!

 

Каким становится твое лицо перед лицом смерти? А каким оно было перед лицом жизни? Кто кому – зеркало?!

 

У меня Родина есть – я никогда не говорю об этом вслух. Есть ли у Родины я? Почему она так часто и так громко говорит об этом?

 

Приобретает ли человек позитивный опыт в результате ударов судьбы. Те, кто выжил после таких ударов и поднялся в рост, отвечают однозначно: «Да!» Те же, кто не перенес рокового удара – молчат, как трава.

 

Никто не слеп! Вера ведет разум. Разум ведет поступки. В собственном зрении все собственное: и вера, и разум, и шаги.

 

Малым детям всегда хорошо. В любой эпохе и при любых обстоятельствах. Дети освобождены от «палачей» отвердевшего воображения взрослых – от картин прошлого и планов на будущее.

 

Быть естественным – удобно. Даже среди притворщиков ты сможешь оставаться самим собой. А «искать крайнего» всегда лучше в себе самом – найдешь обязательно!

 

Житейскую мудрость дают, как наследство. Которое можно либо приумножить, либо промотать. И есть два наследника – разум и сердце. Счастье, когда им хватает ума и терпения не делить данное и не рвать его на части.

 

Не стыдная жизнь и след после себя оставляет не стыдный.

 

*********************************

 

Руководитель следственного управления Следственного комитета УР при прокуратуре Российской Федерации, Заслуженный юрист Удмуртской Республики.

 

 

Пчелы – существа удивительные! После смерти отца в 1994-ом году, в моей родной деревне остались ульи. Так что, пчелиное хозяйство перешло ко мне по наследству. Занимаюсь до сих пор. Каждый год – рои. Улетают самые сильные... Пчелиная «цивилизация» многому учит, если за ней наблюдать

 

Пчела не жалит дважды. Она наказывает врага ценой своей жизни.

 

Каждое доброе слово имеет энергию. Обыкновенное «спасибо» увеличивает потенциал жизни - очищает, а злость, недовольство и проклятие – способствуют разрушительным силам.

 

Бывают люди вполне чистые телом – «беловоротничковые», но весьма грязные душой. И вот какой момент: у следователя при поимке преступника на душе становится светло! Своим следователям я часто говорю о том, что мы призваны делать добро и работать для людей. И что бы там про нас ни говорили, мы работаем не «за деньги», а за зарплату.

 

В глобальном масштабе мы все наблюдаем некий идеологический провал. А в более узком, персональном мире, ничего не изменилось: рост личности, преемственность поколений, нравственные основы нашей работы – это все есть! Да, ушли могучие ветераны, корифеи. Кто их заменил? Молодые! Которые показывают себя в работе еще лучше! В мире безупречно работает закон сохранения положительных людей.

 

Преступник, обладающий высоким профессионализмом, есть опаснейшее из зол. Поэтому мы, люди, стараемся воспитывать нравственность. Чтобы тот, кто вооружен профессией, высокой должностью, исключительными правами не мог навредить – умел бы пользоваться своим «вооружением» на благо общества.

 

Если я посадил невиновного – для меня наступает уголовная ответственность. Если я не посадил виновного – вновь для меня наступает уголовная ответственность. Не профессия у следователя – бритва!

 

Двойная мораль советских времен... Я же помню! Когда говорили «как надо», а думать учились «как есть». А ветераны искренне верили в «единственно верное» учение. А мне было куда ближе разнообразное множество интересных учений...

 

У пессимистов праздник. Они плачут, что жизнь девальвировала в области идеалов. Да ничуть! За жизнь цепляются все. И за невидимые ее опоры – в первую очередь.

 

Цена жизни в обществе падает не потому что так хотят преступники. Мысль другая: таково добровольное отношение многих к собственной жизни. Люди массово гибнут от алкоголя, наркотиков, нездорового поведения...

 

Столько умных людей в России! А жизнь никак не наладится. Почему? Много причин. В эпоху перемен народились и выросли поколения «ни от кого» и «ниоткуда». Дети без будущего – это дети, лишенные четкого нравственного ориентира. При этом, конечно, важно, чтобы провозглашаемые идеалы были правильными! Общечеловеческие заповеди, пригодные для строительства гуманного общества, едины для всех. Как гравитация.

 

Революция 17-го года – огромная ошибка. Было убито очень много светлых и чистых людей. Общество обезглавило себя. И во многом – обездушило. Плоды этой ошибки мы пожинаем до сих пор.

 

Добро все равно победит! Моя уверенность опирается на мое сегодняшнее окружение. Приходят на работу молодые люди: оптимисты, спортом занимаются, не курят, спиртное даже не нюхают – отличные ребята! И что самое важное: воспитаны правильно. Добро – это здоровая молодость!

 

Ходят слухи, что даже должности сегодня «покупаются». Не все безоблачно в стране, я понимаю. Но следователи – практики! Ни купить, ни купиться.

 

Я родился в деревне. Сколько себя помню, всегда хотел быть сильным, всегда хотел быть первым, не трусом. Специально ночью, когда, мальчишка-пятиклассник, поздно возвращался из леса с охоты, дорогу выбирал через... кладбище. Тренировал волю. И так всю жизнь. Встанешь утром – не хочется идти на пробежку. Значит, побегу обязательно! Не хочется обливаться холодной водой. Значит, обязательно нужно это сделать! Может, не ходить сегодня пешком на работу? Нет, именно – пешком! Сила человека – в умении преодолевать свои слабости. Вот и весь секрет.

 

Учимся на собственных ошибках. Счастье ученика – это когда более опытный твой товарищ приглядывает за мерой допустимости твоих «уроков». Я – очень счастливый человек. Всегда и со всеми. Потому что каждый из встреченных мной людей в чем-то обязательно лучше меня, а, значит, чему-то меня учит.

 

Мне нравится то, что мир постоянно меняется. Не скучно! Во что я верю? В победу! Всегда и везде!

 

 

 

Репутация – поле разноцветное: кого-то мучают черные пятна на белом, кого-то белые на черном...

 

Интересное наблюдение можно сделать в кабинете следователя: во время допросов и ведения дела у преступников развивается по отношению к себе обостренное чувство справедливости.

 

Сила духа – стрела универсальная. Преступники, сильные духом, несгибаемы.

 

Ложь может быть очень «честной» – убежденный в себе, убеждает других.

 

Ценность человеческой жизни – величина переменная в переменном обществе.

 

Легко быть собой среди друзей. А среди недругов – это подвиг: хотя бы остаться собой!

 

Все что-нибудь не могут. Одни не могут врать. Другие – не могут не врать... Так и складывается наше «через не могу».

 

Бесстрашие есть отсутствие вранья. Именно поэтому бесстрашные не оглядываются и не растрачивают силы на поддержание оправданий.

 

Миром правят не люди – миром правят принципы. А люди эти принципы лишь «носят» в себе. Темные принципы противостоят светлым. Светлые люди противостоят темным. Даже в одном человеке есть это противостояние: белое против черного. Победишь себя – поможешь остальным.

 

У человека есть три своих собственных царя – в голове, в сердце и в душе. Очень часто на них со всех сторон идут войной. Так вместо своих собственных царей в голове, в сердце и в душе может появиться «марионеточное правительство» – стереотипы, моды, ритуалы.

 

При работе с грязью быть самому чистым – профессиональная необходимость.

 

У хорошей жизни есть только одна надежда – она надеется на Хорошего Человека.

 

Закон – уж не волшебная ли палочка? Превращает одно в другое. А «волшебники» - мастера законов – соревнуются: чья палочка волшебнее?

 

В нормальном обществе «бить» по фундаменту преступности понятно как: следует очищать и поднимать нижние социальные слои. А как быть, когда «фундамент» преступлений – высшая власть и ее коррумпированность? Куда бить, когда требуются лишь «мальчики для битья»?

 

Исправлять – это значит «нырнуть» в прошлое и изменить в нем фундамент настоящего.

 

Слово - властелин. Сказанное загодя, оно строит наперед. Кому гроб, кому чертоги. Поэтому думай, что говоришь! Нет ни единого слова «просто так».

 

Человек человека рассматривает «в масштабе»: кто-то ближнего уменьшает, а кто-то увеличивает. Так же и природа рассматривает нас всех – то уменьшая, то увеличивая...

 

Истинная жизнь постепенно становится ритуальной. После чего ритуалы узурпируют право на «истину».

 

Слова и фразы – это мост, по которому над пропастью забвения и хаоса движутся наши принципы и мировоззрения: от берега зла и недоверия к берегу любви и безопасного разума.

 

Гонщиков суеты останавливает мысль.

 

Спор – это способ наслаждения. На двоих. На троих. На пятерых. Без вина, без упрямых претензий, без «окончательного» чьего-то доказательства. Спор оттачивает язык и учит многогранному взгляду на предмет. Спор – это инструмент строительства ума и души.

 

 

Люди в обществе – старательные, упрямые и очень умелые «клеточки», связанные между собой «телом» времени и места, и старающиеся вырабатывать особую человеческую субстанцию – коллективную жизнь. Каждый живой участник стремится дать в эту среду свое дополнение – полезное действие, хорошую память, атмосферу общительности и смыслы движений. Жизнь! Гонка на… прибавление!

 

Семь нот. Семь цветов радуги. Седьмое небо… Мир устроен октавами. Он целиком – музыка! Поэтому лучше быть гармоничным и музыкальным, когда «подпеваешь» этой великой симфонии данной от бога «ноткой» - собственным «Я».

 

Власть ошибочно борется с властью. Власть слова с властью цифры, власть привычек с властью свободы, власть эгоизма и иллюзий с властью культуры… Пришло время избрать над собой единого верховного правителя. Того, кто ни разу не предал ни себя самого, ни других. Власть культуры, например.

 

Жизнь и впрямь – миг. Вечный и неделимый. Так что, этим пульсирующим словом – жизнь! – уместнее называть все, что мигу отдано, а не взято из него на время.

 

«Вижу смысл!» - восклицает человек. Он совершенствуется в этом особом своем умении не глазами, а слухом.

 

Хорошо быть непрерывным! Знать и уметь применять каждый день принципы: со-единения, со-причастности, со-дружества, со-страдания, со-чувствия, со-размерности, со-вести…

 

Бессвязный изнутри бессвязен и снаружи.

 

Одиночество в обществе и одиночество изнутри – сосуды взаимосвязанные: недовольство постоянно перетекает из одного в другое.

 

Непосредственность – прямой доступ к прямому знанию. Как у детей. Без посредников: денег, клятв, исповедей, пороков и стереотипов. И наоборот – магия посредственности, которая держится у власти исключительно за счет «посредников».

 

Мысль – оружие, настоящий меч в мире невидимой природы. Может защитить воображение, а может и поразить его насмерть. Как узнать силу и свойство невидимого меча? Очень просто. Волшебный меч друга – одухотворен. Только одухотворенная мысль не разрушает, а защищает человека.

 

Оставьте поиски правды в прошлом патологоанатому! Настоящее не лживо в принципе.

 

Каждое вновь живущее поколение современников «производит» в необходимых количествах жизненно важные для себя идеалы. И те, что проверены в веках, заново, и совершенно новые, небывалые. Кто же в этом деле главный «производственник»? Ба, идеалисты! Именно они создают новые невидимые нити -  смысловые опоры – для устремивших свой рост в новый день и новую реальность.

 

Выразительное слово – художник. Оно окрашено интонацией. Действующее, произнесенное, оно окрашивается само, окрашивает своего хозяина и окрашивает его дело. Что же после того?! После слов остается не пустота, а музыка пауз. Окрашенный смыслом итог, что парит меж словами…

 

Несказанное выше сказанного.

 

Разум, великий слепой, заточенный во тьму черепной коробки, верит слугам своим - органам чувств, - и согласен «прозреть» так, как слуги дадут: в нарисованом кистью, в нарисованом словом, нарисованом звуком, нарисованом цифрой, в нарисованом действием…

 

Авторское право – это право щедрого. Право давать остальным: свет и любовь, внимание и жизнь, красоту и тепло, умение и волю, силу и снисходительность, знание и веру, свободу и совесть.

 

Многие люди, занятые в тяжелых земных профессиях, остро ощущают, что где-то в глубине их души продолжает жить поэт. Но его прячут… Не до лирики: большая должность – большие нервы. Организм постоянно живет в напряжении. Иной лишь раз, доктора предупреждают: «Сердечная недостаточность, голубчик, сердечная недостаточность. Не шутки!» А поэт изнутри о своем кричит под капельницей: «От сердечной избыточности погибаю! От сердечной избыточности!»

 

Необыкновенность примера увлекает остальных. Вниз, или вверх. Зависит от представлений о том, что станет обыкновенным завтра.

 

Общество, как человек, тоже иногда бывает больным. В тяжелых случаях впадает в кому. Или даже останавливается его сердце – идея бытия. Доктора в реанимационных палатах применяют в таких случаях кардинальные средства, дефибриллятор: разряд! удар! шок! – сердце опять работает. Но очень странные случаются «доктора» у заболевшего общества. Уж оно давно проснулось, задышало, захотело жить от беды подальше, а ему все применяют и применяют кардинальную меру: разряд! удар! шок! шок! еще шок…

 

 У каждого места есть своя выгода. В одном месте выгодно «брать для себя». В другом – давать от себя.

 

Временные властелины мира сего расплачиваются за свою непропорциональность страшным образом – риском остаться навсегда духовными карликами.

 

Бездарность – это невозможность отдать, подарить. Передать ценности жизни от одного к другому легко и просто. Без сложных условий и умничания.

 

Дающий идею помогает делающему вещь точно так же, как дающий зерно помогает сеятелю. Но - скажите! Насколько «всхожи» сегодня зерна идей? И есть ли пашня, где они смогут прорасти и дать новый урожай?

 

Весы страха опираются на незыблемую опору, что держит их качающиеся чаши. Это – любовь.

 

Людоедство не отстает от прогресса! Оно прекрасно себя чувствует в новых условиях и новом облачении – в средствах массовой пропаганды, например.

 

За пределами настоящего мига огонь жизни превращается в мираж. О, сколько же миллиардов разумных мотыльков, очарованных сияющими иллюзиями, погибло в тех пустынях! А скольких жуликов озолотили эти обманутые!

 

У каждого из нас есть особая «проводимость». Как у электропровода. Развиваясь и подражая сильным, мы ведь буквально проходим через чей-то благотворный внутренний мир. Через мир личности. Который подобно волшебному лифту, помогает подняться нам на седьмое небо. Мы – существа, «проводимые» друг для друга! И это прекрасно. Потому что так побеждается плебейство – эгоизм непроходимости. Прекрасно стремиться к тому, чтобы наши замечательные желания, помыслы, свет идей и возможностей – все бы это беспрепятственно проходило и переходило от одного к другому, совершенствуясь и прибавляясь. Чтобы человеческую «проводимость» не приходилось имитировать средствами рекламы. Спасение – в беспрепятственном токе.

 

Часто свои болезненно-ограниченные представления о мире люди называют «здравым смыслом».

 

Чувство родства – безусловная сильнейшая потребность живых. Но какого родства? С кем? Где? Какой величины? Что ж, можно поискать подходящие ответы в напутствиях: родство душ не должно осуществляться в атмосфере страха; родство мыслей лучше искать подальше от глупости и тупого смирения, а родство крови беречь от болезней, забывши развратность и лень. Каждый из нас наделен бесконечным родством! Так стоит ли в конце концов делать меньшим то, что дано великим от начала?

 

Какой палач расколол этот мир надвое: на добро и зло, на свет и тьму, на жизнь и смерть? Мир – неделим! Почему же одни люди идут путем, где высшие ценности изменяются, а другие – жертвуют собой ради неизменных догм? Боже! Как бы хотелось бы обрести равновесие в мире блуждающих святынь!

 

Есть религии, которые посягают на то, чтобы править неизменно и вечно. Как смерть.

 

За потребностью выдоха последует потребность вдоха. Значит, за жадностью последует щедрость.

 

Полный вперед! На одном борту шумит театр человеческой комедии. На другом – театр человеческой трагедии. Зрители перебегают от одного театра к другому, раскачивая палубу и корабль судьбы… Капитаны командуют строго. Стоп машина! Совместить оба театра! Всем лечь на один борт! Полный вперед!..

 

Изменяющийся человек комфортно живет в мире изменяющихся ценностей.

 

«Обрезанных» в разуме делают, обрезая возможности духовной среды. Интеллектуальный «Маугли» получается, когда его воспитанием занимается зверь.

 

Мелкие мысли и мелкие чувства очень опасны. Они вездесущи и малозаметны. Ими легко заразиться. От человека к человеку передаются, как вирус. Этот невидимый враг ставит на колени огромных богатырей и обносит им голову бредом. Роняет и человека-богатыря, и нацию-богатыря. Подлость мелкого в том, что он действует изнутри и тайно. Как же уберечься? Только нравственной, интеллектуальной и духовной гигиеной! Не забывать о здоровом образе мыслей и здоровом образе чувств. Здоровом, своем собственном, то есть, а не взятом «напрокат» у соседа. Чужаки иммунитету не научат и собственным мыслям расти не дадут.

 

Война хороша своей определенностью. В том числе, война между внешними временными ценностями и вечными внутренними. В этом противостоянии честный человек всегда сам себя судит по законам военного времени… Определись: за кого ты? Перебежчиков нигде не любят.

 

Мир прогресса создан трудом. Это неоспоримо. Трудиться – врожденная потребность и первейшая привычка нормального человека. Трудиться! От зова инстинктов до высших потребностей души. Однако если удается эту первейшую трудовую потребность подменить – соблазнительной ленью, эгоистичной герметичностью, низким накопительством, любопытством зеваки, глупым ритуалом – труд вроде бы остается, но с этого момента он утрачивает свой статус «первейшей потребности» и становится инструментом саморазрушений.

 

Верю – не верю, верю – не верю, верю – не верю… Главное – в резонанс попасть!

 

Кровавые, лживые демоны с горящими глазами держат в своих когтях еще никем не занятых человеческих деток и торжественно объявляют: «Дети – наше будущее!» А вокруг гремят гимны, трещат клятвы и умножаются флаги.

 

Холод и гигантские расстояния – «смирительная рубашка» для звезд. Кое-что из этого и для большой империи подходит.

 

В том, что уже есть, ничего нового нет в принципе. Особенно беспомощны в поисках новизны – переименования.

 

Удивительный ручей находит всякий, кто «видит» словами. Течет тот ручей небывало. От земли аж до неба и от неба до самой земли. В обе стороны сразу. Течет и течет, ни о чем не печалясь. А подойдет к нему путник, обязательно спросит: «Эй! Кто я такой?» Но не скажет ручей ничего. Станет путник словами сорить и бросать их в текущие струи. А в словах тех – и мысли, и чувства, и память, и дело. Сам разделит ручей то, брошено было в него. Что-то вниз утекает, к земле, что-то тянется ввысь, испаряется, тонет, кружится…. Сядет путник, где есть, станет ждать: может, взятое слово, ответом вернется? Но пока ни один не дождался.

 

Каждый, жадный до нового, платит за это лишь собственной жизнью. А за старую жадность платят жизнью других.

 

Трагедия способна поднять низшие ценности до статуса высших. А смех способен вернуть их на место. Трагедия и смех не существуют поврозь. Сообща они осуществляют круговорот ценностей в мире смыслов. И этот баланс не следует нарушать!

 

Издевательские вопросы: «Ты что, всех умнее?», «Ты что, самый честный?» Интересно, каков масштаб основного издевательства, если даже мелкие издевки понятны, как конкретные инструкции.

 

Цыпленок себя осознал, еще сидя в яйце: «Боже! Я один есть такой во Вселенной!»

 

Человек человеку – книга. Открывай другого так же, как бываешь открыт сам. Словари не нужны. Отныне читай и себя, и друг друга – в подлиннике!

 

Буква проснулась и выросла в Слово. Слово проснулось и выросло в Речь. Речь проснулась и выросла в Смысл. Смысл проснулся и спрятался в Букве.

 

Познай себя: нет ничего, что бы твое «Я» до конца присвоило внутрь, но есть все, к чему оно целиком способно присвоиться.

 

Слишишь ли голос деревьев? Голос рек и полей? Голос холмов и небес? У всякого сущего – свой домовой. Они говорят друг с другом. Есть такой домовой и у тебя, мой друг. И он тоже говорит с природой на едином ее языке. А ты его слышишь? Нет?! Береги своего домового! Он – единственный твой переводчик. Между жизнью и жизнью в искусстве.

 

Если я уже бесконечно богат, а желание торговать меня еще не оставило, то разумно будет создать того, кто сможет меня продать, или купить.

 

Замирая в жизненных позах, мы совершенствуемся в искусстве равновесий. И наша свобода состоит в том, чтобы, отклонившись от устойчивой сцены, суметь обрести равновесие вновь. В той же позе, или в какой-то иной. Потерявшие устойчивость, падают: в горе, в веселье, в дурной ритуал или слепой героизм. Потому что падение – тоже свобода. Свобода быть падшим. Плашмя или ниц. Но снова и снова вставать, чтобы держаться, держать равновесие! Вот почему дитя цивилизации растет с шишками на лбу и ободранными коленками.

 

Жизни рабов помогают рабовладельцу жить для себя, умножая их совместный итог - ничтожество духа.

 

Привидение в кривом зеркале народ однажды избрал себе в предводители. Так изображение стало править настоящим. А добрые люди, испугавшись, научились жить внутри зеркала - изображать: слова, чувства, мысли, идеи, смыслы и даже поступки. Реальность была объявлена вне закона.

 

Идеал – это то, что доступно для индивидуального пользования, но недосягаемо для присвоения, или повторения в тираже. Ложные идеалы легко определяются по многочисленности своих «пользователей».

 

Дом – это точка возврата. Выйдя из дома зимой, или летом, ты неизменно в него возвращаешься. Потому что здесь тебе спокойно и хорошо. Лучше, чем где бы то ни было. Но ведь и для себя самого ты – такой же Дом. Выйдя из себя, возвращайся. Лучшего места душа не найдет.

 

Время превратилось в бурный поток. Люди ждали Спасителя, привязавшись к газетным листам и церковным оградам, к недвижимым грузам и недвижимым клятвам… А время бурлило и воды его нарастали. «Спаситель!» - в восторге кричали любому, кто им назывался. Но пришел настоящий Спаситель. Отвязал одного и поток их понес в неизвестность. «А мы?!!» - завопили другие. Но Спаситель сказал без оглядки: «Отвяжитесь. Бог с вами там, где никто не привязан. Бог не водит детей за слепые глаза. Вместо знания Бог не вручает надежду на веру». Оглянулся спасенный на тех, кто остался тонуть ради привязей цепких: «Вы свободны! Плывите!» - «Куда?» - «Куда захотите!» - «Где же будем мы жить?» - «Где хотите!» - «Мы не знаем, как надо хотеть…» И остались они на местах, и погибли на привязи каждый. Не в пучине погибли – в себе. Был спасен только тот, кто ушел за собою самим.

 

Не во всякой стране карнавал – это радость и смех. Есть и страны, где праздники слез – карнавал. И любые серьезные лики здесь – маска. От рожденья до смерти - любое из лиц! Одна и та же на всех - горделивая маска! Узнаете, с кого она взята?

 

Злоба и злость – это хорошо. Злоба и злость помогают, как лом, разрушать чужую неправедность. А вот злобность – это плохое здоровье. Это – радиация, которая копится в тебе самом и зачастую не имеет выхода. Злобность разрушает своего хозяина постепенно и наверняка.

 

Страх – это лучшая цепь Сатаны. Золотая воистину!

 

Пес так долго и счастливо сидел на цепи, что едва не умер от страха, когда его отцепили. Он подумал – прогоняют. Но все обошлось, счастье возвратилось. Даже стало еще лучше. Любовь к цепи стала осознанной и добровольной. А собачья душа подсказала: «Чем больше твой страх, тем крепче твоя верность». И Пес с благодарностью лизнул свою цепь – кормилицу, благодетельницу и спасительницу.

 

Информация – кнут. В чьих руках он свистит, тот и правит путем.

 

Любовь, обнимающая Ненависть, побеждает только потому, что ее объятия сильнее и шире. А Ненависть злится, хитрит и непрерывно растет, растет и растет… Она тоже мечтает задушить Любовь в своих объятиях.

 

Результат хорошего текста: после его написания или равно после его прочтения – пробуждается хороший человек. В этом смысле, тексты весьма различаются по своей «результативности».

 

Нечеловеческая цивилизация старается избавиться от всего человеческого – от долгого детства, долгой старости и порядочности дееспособных.

 

От богатого бедному много не дашь. Альтруист эгоисту и меньше того может дать.

 

Чтиво – это безответное чтение.

 

«Дом Прокруста» - какое хорошее название для государственного учреждения! Наверное, и деток прокрустовых там немало.

 

Ведь был же тот первый единственный счастливчик, кто нашел кувшин с запечатанным в нем джинном – исполнителем желаний – и вытащил пробку. И загадал всех нас. Сегодня семь миллиардов его потомков сидят у того же кувшина и продолжают загадывать желания. Но желания настолько мелкие и так их много, что волшебный джинн больше ничего не слышит и не видит. Ему очень одиноко.

 

Лучшее вложение капитала – жизнь в жизнь!

 

Да, в мире, как в бушующей симфонии, может быть ярость. Но в нем, слава Богу, нет фальши.

 

**********************************

 

Как получилось, что я, родившийся и выросший в семье инженеров, захотел стать юристом? Ведь для мальчика так естественно интересоваться  механизмами, физикой, математикой. Я в школе именно этим и интересовался больше всего. По окончанию школы – золотая медаль. Встал выбор: какой вуз и какую специальность предпочесть? Выбор колебался между экономическим и юридическим факультетом. Победила юриспруденция.

 

Упрямство, обязательность, упорство в решении задач – эти качества я всегда развивал в себе и ценил их в других людях. Все должно быть ясно, все знания – по полочкам, как говорится. Первые три курса я буквально «жил» в библиотеке им. В.И. Ленина! Ценю организованность! Она очень важна, когда стремишься к серьезным результатам.

 

В какой-то мере все мы – рабы на рынке труда. Кто сколько стоит? Где работа? Где деньги? Приходилось размышлять, чтобы поступать эффективно. С четвертого курса я уже работал – нужно было содержать себя и маму с младшим братишкой. Практику начал свою сначала в частной организации, потом в «Госстрахе», потом – с 1998-го года – работа в Министерстве имущественных отношений.

 

Когда человек бывает сам собой? На работе, когда он строг и функционален? Или в кругу друзей и любимых, когда он шутит и смеется? Это один и тот же человек, или два разных в одном теле? Мой ответ: один и тот же! Просто каждая ситуация предлагает нам свою «маску», и мы все этим пользуемся.

 

Думать – это устремлять свой взгляд в неизвестное. Обдумывать – работать с уже известным. Каждому известны эти два состояния нашего ума и психики. Время бытия распределяется между первым и вторым неравномерно. Всегда хорошо, когда мы говорим себе: «Есть время подумать!» О чем? Да о самом простом: для чего ты родился? какая у тебя в жизни цель? что такое счастье? А иногда кажется, что самое совершенное состояние мира – это пустота. Когда мир уравновешен в себе самом до невидимости.

 

Существует ли среди людей безоговорочная любовь? Да. Это – наши дети.

 

Начиная врать себе, ты репетируешь свою ложь перед другими. Как это разглядеть? Перед зеркалом мира!

 

Свобода испытывает тебя на честность: ты либо честно опускаешься на дно жизни, либо честно поднимаешься к ее вершинам. Не привязанный.

 

Благодаря информационному единству землян, осознание себя в мире и мира в себе неизбежно сближаются. Это спасительный процесс.

 

Одиночество можно представить как самодостаточность. Это весьма комфортное состояние наполненной личности. Такое одиночество – это не бегство от мира людей. Как раз наоборот. Максимальная самоконцентрация. Разумность пользуется одиночеством разумно.

 

Почему так дороги для нас выезды на природу, в места, где мы бегали босоногими мальцами? Тишина говорит с человеком на языке молчания! Встающая над деревней заря, прохладный ветерок над росой, костер у речки, бесконечное движение – облаков, воды, пламени, звезд... Тишиною объяты все! Именно этот великий Учитель позволяет нам слышать друг друга без посредников.

 

Настоящее живет только настоящим. Этот принцип нельзя нарушать, нагружая корабль дел и памяти сверх меры тем, что настоящему не принадлежит. Можно утонуть в прошлом, или в фантазиях будущего.

 

В России культ тепла! Мы тратим много энергии и средств на то, чтобы не замерзнуть. Возможно, это касается и мира нашей духовности.

 

Оптимизм опирается на знание внешних реалий, к которым человек применяет свои внутренние силы – веру и волю. Каждый раскрашивает дар жизни в «плохо» или «хорошо» самостоятельно.

 

Для меня катаклизмы, через которые проходит Россия, - это всего лишь высокие испытания, благодаря которым держава поднимется и окрепнет до неуязвимости.

 

Счастье... Это когда ты весь – в ожидании радости. Ожидание праздника лучше, чем сам праздник. Когда поезд с полустанка уже ушел, а дедушка на лошадке за внуком еще не приехал... Детские яркие воспоминания. И вот он – милый дедушка – едет! едет на старенькой тележке! За кем едет? За тобой, единственным и родным! Счастье!

 

 

 

 

Смыслы – это карта, по которой разум может ориентироваться в мире непознанного. На такой карте «белые пятна» никогда не исчезнут и открытий хватит на каждого!

 

Итог человеческой жизни – текст. Он живет максимально долго, если не содержит в себе «местного заземления» – имен, цифр, биографий, таблиц, отчетов, поминальных списков и перспективных планов. Потому что завтрашнее мгновение само создаст для себя и собственные цифры, и собственные планы, и собственные имена. В настоящем хорошо быть «собственным». А в будущее можешь отправиться только «общим».

 

Кто «шишек» в своем продвижении набивает больше, закрытый человек, или открытый? Открытость обезоруживает. Закрытость не подпускает. М-да... У танкиста и у пехотинца способы уцелеть и победить – разные. Удобно, когда в одном характере уживаются оба: и «танкист», и «пехотинец».

 

Улыбка – визитка здоровья.

 

Нынешний контраст реального и показного очень удобен. Выбирай легко!

 

Иногда думать о плохом – хорошо. Так можно к нему приготовиться заранее.

 

На работе любая система от человека требует, чтобы он был «роботом». Однако, приходя на работу, каждый проснувшийся помнит: роботом управляет человек!

 

***********************************

 

Что в эпоху перемен не девальвируется? Вопрос – мировоззренческий. Но от него зависит успешность перемен. А когда, вообще у нас, в России, были другие эпохи? У нас – всегда перемены. Что же все-таки позволяет оставаться собой в постоянно изменяющихся условиях? Привычка выживать в любых условиях. Люди рождаются, растут и развиваются. Причем, в перманентно существующей внешней нестабильности, интересует, в первую очередь, внутренняя стабильность, внутренний рост личности. В этом – наша особенность, если хотите.

 

Люди – это, наверное, все-таки дети. Дети природы. Дети, которым дано все. Ребенок свободен, чист, несет в себе образ возвышенной жизни. Это – данность, которую нужно сохранить. Дети наиболее счастливы!

 

Счастье не анатомируется. Его нельзя «разобрать» на составляющие. И нельзя «сложить» из чего-либо. Счастье – это ты сам! «Ген удовлетворенности» заложен в человеке изначально.

 

Есть на земле места проживания, имеющие гнетущую атмосферу. Места, в которых создается постоянное ощущение «придавленности». Стоит выехать за пределы такого географического угнетения – ощущение некомфортности и неудовлетворенности проходит. Серость – непобедима! В этих условиях либо погибаешь как личность, либо становишься большим и одиноким.

 

Большой вопрос остается во все века: предназначена ли человеческая жизнь для того, чтобы быть удовлетворенным? Так ли это? Я могу об этом задумываться. Но не могу на это окончательно ответить.

 

Быть адвокатом не скучно. Из тех возможностей, что эта профессия предоставляет, мне многое нравится: она дает свободу, кормит, позволяет заниматься творчеством. Юристов много и они не похожи друг на друга:начальник колонии, судья, прокурор, юрист предприятия… Они существуют в жестком рабочем регламенте. Адвокат назначает этот регламент себе сам. В этом – его свобода. Свобода находиться в работе постоянно. Минус – ты отчужден от результатов своей работы. Можно пояснить. Если судья принимает на себя решение, создает правовую реальность, ставит печать и подпись, то адвокат – только просит. Аргументировано, доказательно, убедительно, грамотно с точки зрения закона. В этом суть. Сложностей в этой работе очень много: сложно быть уверенным в своей правоте, сложно получать отказ, сложно и оскорбительно, если твои доводы не воспринимают.

 

У хрестоматийного чиновника есть одна неписаная сверхзадача: не работать, когда можно не работать. Это карикатурный образ. Но он, к сожалению, часто превращает в пародию на нормальность нашу рабочую повседневность.

 

В определенных кругах упоминание о совести вызывает наиболее сильное раздражение. Это – инстинкт самосохранения бессовестных.

 

У каждого адвоката есть свой стиль. Кто-то вечный жалобщик и правдолюб. Кто-то «почтальон», переносящий лишь документы. Кто-то ищет доверительного общения. Кто-то достаточно агрессивен в своем интеллектуальном стиле. Путей много, а результат один – аргументированная просьба.

 

Есть незыблемые принципы работы. Я, например, не беру взяток. Не оказываю услуги «взамен». Сколько-то лет ты усиленно вкладываешься в свою репутацию. После чего сама репутация уже не позволит тебе изменить выбранным принципам. И это замечательно.

 

Нельзя поручить другому то, что ты сам способен сделать лучше. Почему? Потому что договориться с собой «идти до конца» проще, чем с кем бы то ни было.

 

Лучше ничего не делать, чем делать в полсилы. Самая неприятная усталость – от безделья.

 

Люди с синдромом неудовлетворенности достигают многого.

 

Свое потаенное и сокровенное нельзя вынимать из «потемок души», чтобы показать людям. Засветишь. Пользоваться уже будет нельзя.

 

Воспитанный человек знает: все возможно, но не все полезно.

 

Самое важное в деятельности юриста – понять, что применение закона должно быть, прежде всего, нравственным.

 

Жизнь, разум, душа – даны нам всем в личное пользование. Для чего? Для увеличения общей пользы!

 

 

Перестал интересоваться – перестал быть интересным.

 

Кто-то работает в рамках заданного одного смысла. Кто-то работает со многими смыслами. А кто-то создает смыслы и рамки для них. В мире ума нет ни одного лентяя!

 

Ни один бог не верит, что его можно «понять».

 

Живые и мертвые, несомненно, общаются. Мертвые – через жизнь. Живые – через смерть.

 

Профессиональная деформация в кресле чиновника неизбежна. Кто-то окрылен совестью и благодаря этому пытается поднять остальных. Кто-то окрылен равнодушием и лишь парит в восходящих потоках системы.

 

«Космос» человеческого общежития не плоский. Поэтому «нестыковки» случаются так же, как в открытом пространстве. Вроде бы на одной линии находятся сходящиеся объекты, да уровень схождения – разный…

 

Личная выдумка подчиняется тебе с той же послушностью, с какой ты сам починяешься настоящему – выдумке выдумок мира людей, ставшей их реальностью.

 

Другой – это другой «Я». Где угодно и в ком угодно. Для гражданского зрелого Я «других» – не бывает!

 

Нынешние жители все «составные» - весьма эклектично перемешаны в каждом и философия, и личный опыт, и мода, и память, и «включенность» в общий поток информации. Но каждый по-прежнему «изобретает велосипед» - собственное представление о мире, понимая его. Потому что «понять через другого» - нонсенс. Понять можно только через себя.

 

Духовный опыт субъективен.

 

Судьба, как нотный стан. На уровнях-линеечках прячутся нотки судьбы. И басовые, и почти неслышимые. И диезы наши, и бемоли, и паузы… Взмахнет время-дирижер своей палочкой, тряхнет седой головою скрипичный ключ-отец и – запоет судьба! Умело или не очень, громко или тихо, свою собственную песню или чужую…

 

Рост – явление удивительное. У всего есть свои корни, поящие плоть. И у всего есть своя крона – корни света, поящие душу. А посерединке – ты сам из плоти и света. То покорный и краткий, как трава, то как древо, поправшее бури и время.

 

Перед лицом вечности романтик устойчивее практика.

 

*********************************

 

Фирма «Кедр», в которой я работаю сегодня и одним из основателей которой был в недавнем прошлом, занимается распространением и обслуживанием электронных правовых систем «Консультант Плюс» для юристов и бухгалтеров. Это важная работа. Причем, замечу, бухгалтеры оценили ее важность намного раньше юристов. Вероятно, в силу прямых практических причин. Так или иначе, именно информационно-правовые системы оказались в перекрестии многих личных интересов и интересов различных организаций. Появился весомый повод для профессионального и иного общения. Так, в 2007-ом году родилась идея создать Клуб юристов. За несколько минувших лет Клубом реализованы несколько интересных масштабных проектов, которые помогают юристам республики совершенствоваться в ремесле, общаться и позитивно ощущать свое корпоративное единство.

 

Казалось бы: такое удобное наступило для коммуникаций время! Звони, пиши, смотри и слушай – все практически мгновенно. Но у этих технических сверхвозможностей есть изнанка – увеличивается дефицит живого общения. А разобщенность никогда не помогала развиваться гармонично. Ни обществу, ни отдельному человеку. Поэтому Клуб в какой-то мере пытается устранить ощущаемый «живой дефицит» в современном мире. Одинаково актуальна эта общественная деятельность и для молодого контингента, и для опытных работников: есть где встречаться и есть с кем. И – есть ради чего. Конкусы юристов, семинары, коллективный отдых, награды и приглашение в Клуб юристов новых членов – все это способствует нормальной и интересной человеческой жизни в обществе специалистов.

 

Человеческий контакт не может целиком состоять только из деловой своей части. Общение, эмоции, взаимопознание – тоже контакт. Значит, конструирование универсальной социальной среды, например, в виде Клуба юристов, - большая необходимость. Сообщество это обладает сегодня и собственным голосом, и собственной биографией и собственной неплохой репутацией. В сообществе реализуются интересы не только «родителя» Клуба, фирмы «Кедр» («Консультант Плюс»), но и частные человеческие интересы его участников. Таким образом, реализуется главное правило честного развития: продвигая других, продвигаться самим. В этом – несомненный интерес фирмы, патронирующей долгосрочный проект.

 

Простое зарабатывание денег не приносит полного удовлетворения грамотным людям. Как правило, они осознанно стремятся к воплощению тех или иных социальных проектов. Жить на благо других – не пустые слова для того, кто испытывает от подобных стремлений и действий личное удовлетворение. Выгода не только в рекламе своего товара, лучшая выгода – доброе имя фирмы и ее работников. Что предпочтительнее: провести конкурс среди юристов, или повесить на двух трамваях рекламу своей деятельности? Мы предпочитаем в таких случаях тратить средства – на конкурс. Действительно, никакая реклама не создаст глубокой содержательной репутации, которая необходима любым интеллектуальным производствам.

 

Стремление к доброму имени превалирует над стремлением к простому зарабатыванию средств. Это очень правильно. Особенно в сегодняшнем мире, который испытывает трудности из-за пошатнувшихся общечеловеческих идеалов. Но дело поправимое. Потому что каждый из нас на это способен по причине воспитания, личной разумной воли и добровольности. А также сам бизнес «Консультант Плюс» изначально имеет социальную ориентацию – оказывается помощь библиотекам, вузам, школьникам. Фирма вкладывает деньги в пропаганду правовой системы. Для того, чтобы молодые люди знали ту правовую реальность, которая существует и уверенно в ней ориентировались. А как иначе? Авторитет невозможно купить. Потому что он накапливается в области человеческого интереса и доверия.

 

Быть руководителем Клуба – это в какой-то мере, конечно, быть «моторчиком». Мне нравится встречаться с людьми, контактировать, узнавать что-то новое. Наша земля по-прежнему щедра на интересных людей. А эти люди щедры на взаимопомощь и встречное общение. Так и получаются в реальные дела – итог общих интересов и общих усилий. Разобщенность, которая возникает из-за суеты и нехватки времени, вполне преодолима.

 

Я – инженер, выросший на конкретных практиках. Промышленник, реалист, привыкший к тому, что результаты труда наглядны и вещественны. К роли руководителя Клуба пришлось привыкать, осваивать новое мироощущение. Поскольку здесь реальность – атмосфера, в которой возможно живое общение. И это удивительно! Живое слово, рожденное в живой атмосфере, буквально творит чудеса. Атмосфера коллектива – это его самая важная «аура», его здоровье и залог успеха в практических делах.

 

Перестройка предложила искать новые пути в жизни. Так я, инженер, стал заниматься своим делом на рынке распространения и обмена коммерческой информацией. Чему это научило? Знакомиться, поддерживать контакты, обмениваться идеями, убеждать, выслушивать, интересоваться. Оказалось, мир интересных знакомств – это новая Вселенная! Собственно, из такой практики и выросло впоследствии мое непосредственное участие в становлении предприятия «Кедр». Перестройка буквально предложила многим «реинкарнировать» из одной профессии в другую. И это оказалось интересным движением вперед. Развитие фирмы – это как подъем по ступеням: «Кедр интернет-клуб», «Кедр вычислительная техника», «Кедр недвижимость», «Кедр бухгалтерия 1-С». В конце концов, пришли к тому, что стало главной вершиной – «Кедр Консультант Плюс».

 

Чему я научился, общаясь с миром юристов? Тому, что среди них нет поверхностных людей. И чтобы серьезных специалистов собрать воедино, нужна очень «глубокая» причина. Глубокая тема. Глубокий повод. Организация ответственного и статусного мероприятия, допустим. Юристы – люди очень образованные. А, значит, вполне самодостаточные. Для того, чтобы в их жизни «чего-то все-таки недоставало», мне, руководителю Клуба, приходится основательно думать и искать новые поводы и возможности для коллективного общения.

 

Из чего состоит оптимизм? Явно не из расчета. Оптимизм – это умение радоваться жизни. Радоваться, ни от чего не отрекаясь.

 

Люблю живопись. Рисую картины сам. Может, потому что дано от судьбы это увлечение. С детства любил возиться с красками, рисовать карандашами. Даже в студию ходил в старших классах. В студенчестве гравюрой увлекся. А ближе к пенсии – только живопись. И снова хожу заниматься в студию… Что вообще художник рисует? Что он старается отразить на полотне? Какая сила его заставляет делать отражение реальности? Меня ведет особый интерес. Вот, например, старый дворик в застраивающемся микрорайоне, через который я не первый год хожу от автостоянки к дому. Что я вижу? Старые дома, наполненные жизнью, вещи, которые выразительно «рассказывают» о многом, неповторимое устройство самого пространства – все это привлекает именно своей живой неповторимостью, простотой и многозначностью. Хочется запечатлеть! Такие места позволяют душе испытывать идиллические состояния.

 

Когда-то я очень любил читать фантастику. Потому что она звала мысль в полет. В светлый полет! Она целиком была невероятной в своем стремлении к неразрушительности. Этим отличалась некоммерческая фантастика прошлого от массового коммерческого, стопроцентно вероятного разрушительного «экшен»; что ж, страшные картины в одеждах страшной выдумки продаются в страшном мире лучше всего.

 

У каждого человека внутри есть хорошо ощущаемый «камертон» - чувство гармонии всего со всем. Много ли сегодня вокруг нас того, к чему этот камертон применим? Востребована ли жажда гармонии в принципе? Или хватает одной рациональности? Не знаю… Возможно, гармонией называется душевное равновесие.

 

Как хотелось бы говорить просто! Чтобы все понимать! В детстве это получалось гораздо лучше, чем сейчас…

 

Быть зависимым от сложного – очень уж непросто. Приходится быть сложным самому, чтобы создавалась простейшая иллюзия – что все нормально.

 

Мозг подключен к органам чувств. Интуиция подключается к тем же «проводам» и мозг ее слышит. Но чувства при этом должны молчать!

 

Думать о том, что о тебе думают другие – это заблуждаться дважды: во-первых, выдавать монолог своего самолюбия за мысли и, во-вторых, пенять на зеркало.

 

Все люди имеют внутренний свет. Но он не предназначен лишь для внутреннего употребления. Отданный другим, этот свет возвращается многократно усиленный. Проблема своеобразна: в русском мире взять его почему-то труднее, чем дать.

 

Если взглянуть на землю с космических расстояний, то она прекрасна в целом! А если опуститься и начать разглядывать мусорные баки, выжженные поля, пересохшие реки, чадящие трубы, человеческую алчность, жестокость изображений и ложь воспитания, то будешь видеть лишь ужас. Так стоит ли опускаться? Оставь зрение там, где красота вечна, а во временном наведи порядок сам. Пока за тебя это не сделали родители – силы природы.

 

Всем знакомо устройство часов песочных. Но есть и грязевые… Это – часы революций. Когда их переворачивают, то становится так: князи – в грязи, а грязь – в князи. Потом – новый переворот. Потом – еще… Время в потешных часах не слагается в сумму.

 

Грабли подарочные, русские - «Наступи на меня!»

 

Из общества можно запросто «вывалиться» на крутом историческом повороте. На последнем вираже мы многих опять потеряли – бомжей и олигархов.

 

Жизнь иногда похожа на затяжное мероприятие. Которое массово «проводят» различные организаторы, стремящиеся любой ценой поставить свою «галочку» в отчетах о прошедшем очередном спектакле истории.

 

Состоявшиеся люди – звездочки. У них у всех есть собственная скорость, собственное пространство, собственная гравитация и собственная светимость. На равных с ними могу общаться лишь подобные «собственники».

 

Любой художник – диктатор. Тот, кто подчиняет искусству людское внимание. Но смотрите! Художники свободно скользят по нити времен, как драгоценные бусины, куда угодно… Опоздавшим в настоящее, достается лишь внимание призраков, а опережающим свое время – внимание тишины.

 

Понятное для тебя одного, далеко не всегда понятно для других. Передача смысла невозможна без единой «проводящей среды» - либо одинаково примитивной, либо одинаково сложной для обеих сторон.

 

Строгость и разнообразие внешних оценок серьезным образом тренируют строгость и разнообразие самооценки.

 

Подходящий к Горе, нуждается в трудностях. Идущий в Гору, нуждается в невозможном.

 

Любое искусство подводит человека к особому молчанию. Это – живородящее молчание! Именно оттуда приходят ответы, не беспокоящие совесть. Музыка. Слово. Поступок.

 

Художник не только овеществляет, но и одушевляет то, что он создает. Всякий, умеющий творить по образу и подобию своему, – несомненный художник: в службе, в технике, в изобретательстве, в политике, в живописи, в речи… Всюду!

 

Здоровье не осознает себя. За ненадобностью применения разума к тому, что и так совершенно.

 

Высшую планку интересов ставит только то время, которое полностью избавлено от условий «интересоваться по необходимости». То есть, детство.

 

Стремление к цели – процесс настолько захватывающий, что длительность и острота его ощущений зачастую превышают радость, даваемую итогом.

 

Люди, родившиеся и выросшие во время «духовной ночи», с трудом верят в неизбежное чередование жизненных явлений.

 

Как узнать: интересной ты жизнью живешь, или нет? Собственным интересом существуешь, или приспособился внутри чего-то? Интерес – ведущая сила судьбы. Собственный интерес – собственная судьба. Вспомните, как отчаянно сражались в юности ваши интересы между собой, как спорили, как объединялись. Как их было много! Каждый звал юную судьбу на свой Путь.

 

Скорлупа материальных представлений прочна и обширна. Чтобы пробиться за ее пределы, следует непрерывно расти. До невыносимого ощущения невыносимой тесноты.

 

Удача – это когда ничто не надоедает со временем: ни стремление к

своей удаче, ни ее плоды.

 

Все от чего-нибудь «заводятся». От необходимости, от упрямства, от увлечения, друг от друга. От прошлого, от настоящего. От себя самих, наконец. Одни сей «завод» призваны увеличивать, другие его – расходуют. Ни одного не найдешь, чтобы ни разу не «завелся»!

 

А что, если посмотреть на нашу жизнь, отстранившись? Тогда многие милые фантазии покажутся очевидностью. Например. Не родители выбирают друг друга в супруги, а изначально ребенок себе выбирает родителей. Не мы выбираем работу, а она нас. Не художник выбирает пейзаж, а сам пейзаж привлекает к себе «подходящего» художника. Как удобно! Можно жить на земле, не изнуряя себя вечной проблемой выбора. А просто быть всегда готовым к своей единственной и неповторимой судьбе. Тонкая хитрость! Не отстранившись, не разглядишь.

 

Светлые мечты нужны, чтобы «очищать» оригинал от несовершенства.

 

В мире людей у всего есть цена. Но если в вещественном мире цену назначает общий рынок, то в мире прекрасного каждый определяет величину встреченной ценности сам. И одно для другого – бесценно.

 

Практический опыт делового мастера позволяет видеть любого новичка «насквозь». А опыт социальный позволяет видеть «насквозь» себя самого – вечного новичка в постоянно изменяющемся обществе.

 

«Быть настойчивым!» - убеждает себя предлагающая сторона. «Не быть назойливым!» - вспоминает другая сторона. Между ними – зона взаимопонимания и обмена. Она может быть узкой, как лезвие бритвы, а может быть удобной и широкой, как само жизненное пространство. Зависит от того, какую общую культуру успели нажить партнеры. Взаимное доверие не требует настойчивости и не боится назойливости.

 

Люди – разные. Мы все это знаем. Но что удивительно: один и тот же человек в условиях меняющейся работы – тоже разный!

 

Чем больше нас внешние обстоятельства «закрывают», тем сильнее пробуждается стимул – открывать в себе новые ресурсы и возможности.

 

Мысль – второе наше дыхание. Мысль продолжает полноценно дышать даже после того, как кончится воздух…

 

Седина – это особая «одежда» для украшения человеческого облика. Универсальная в мире универсальной мудрости.

 

«Читающий» свою собственную психологию, без труда «прочитает» и остальных. Только не всем по нутру эта «грамотность».

 

Воображение – великая сила! Но между словами и делами всегда лежит дистанция. У практика эта дистанция – время, а у болтуна – бесконечное время.

 

Ремесленники, зачастую, владеют языком намного хуже, чем руками.

 

Не стоит себя критиковать, если что-то не получается с первого раза. Перед второй попыткой лучше собраться, чем «разбирать себя на части».

 

Личность может встать в строй и может из него вновь выйти, оставаясь личностью. В этом – ее преимущество и свобода. А житель толпы, выйдя из нее, сразу же становится «никем».

 

Жизнь – Книга. Мы ее читаем, она нас читает. Мы – страницы. Чтобы написать продолжение этой бесконечной книги – жизни! – нужно внимательно и с чувством прочитать предыдущие страницы.

 

Я – танк. После круговой стрельбы-выступления: «Вопросы есть? Вопросов нет!»

 

 

*************************************

 

Что видит адвокат? Поначалу я имела идеалистические представления об этой профессии: адвокат – защитник справедливости. Оказалось, не так. Кого защищаю, тот и потерпевший для адвоката. Получается, обе стороны – или истца, или ответчика - для меня могут быть линией защиты. Справедливость – понятие субъективное. К этому выводу приходишь, наблюдая, как даже близкие родственники «подают в суды»: сын на мать, мать на бабушку, бабушка на зятя… Что творится! Романтизм прошел. Я очень быстро разочаровалась в своем идеализме по поводу профессии. Хотя всегда старалась с людьми работать «от сердца». Особенно с пожилыми.

 

Несколько раз ходила к священнику, спрашивала, как быть, ведь приходится адвокату и лукавить, и скрывать свои «ходы». Настоящая игра! Только вместо шахматных фигурок – ты сам и люди вокруг тебя. Адвокату всегда нужен «ход конем» - неожиданное, парадоксальное решение, доказательство, взгляд на дело. Именно так выигрываются даже самые безнадежные дела. Быть адвокатом – это сильные человеческие переживания.

 

Работая в адвокатуре, я поняла: жизнь – это многосерийный роман! Действительность – лучший выдумщик и писатель. Люди приходят ко мне со своими историями. Действительно – историями! Которые мы вместе продолжаем «сочинять» и «исправлять».

 

Деньги, вещи, законы, границы, представления – все это людей, чаще всего, ссорит. А что же их мирит? Беда. Крайняя беда. Только в этом случае люди начинают общаться поверх всего, что их разъединяет.

 

Адвокатура – это бизнес, основанный на поединках профессионалов, действующих на «арене » суда.

 

Что человеческое адвокату не чуждо? Все, от чего он сам не отчуждается. Корпоративные вечеринки, например. При этом мне импонирует в адвокатах одно замечательное качество – они очень мало употребляют спиртного.

 

Родилась я в Перми и выросла в Пермской области. У нас была очень большая семья. Жили, любили жить, учились. В пятом классе я знала, что буду историком, а в четырнадцать пришла иная уверенность – стану в конце концов адвокатом. И помчалось время! Действительно, до тридцати лет работала в педагогическом колледже. Преподавала историю, социологию, философию, политологию. Потом – второе высшее. И, знаете, сегодня могу сравнить: что отличает адвокатуру от учителей? Мышление учителей «кастовое» - все разговоры в кругу коллег лишь на тему работы. Личные интересы есть, конечно, но в коллективном выражении – они профессионально замкнуты. Учителя обсуждают поведение. Адвокаты же в неформальной обстановке никогда не говорят о своей работе.

 

В Писании сказано: «Помогай убогим, больным и детям». Все остальные обязаны помогать себе сами. А что на самом деле в жизни происходит? Как часто наемные работяги «тащат крест» за кого-то. Ничего хорошего в итоге не получится.

 

Мой маленький ребенок страдает от потери зрения. Местные врачи не смогли вовремя поставит диагноз и спасти его. На медицину нет денег. Зато эти деньги находятся на грандиозное здание цирка, на несоразмерно большой для нашего города зоопарк, на поспешно возведенный храм... Политики громко заявляют: «Для детей!» Скажите, зачем я поведу своего слепого малыша в цирк или в зоопарк? Что он там увидит? Слепые души политиков, которые израсходовали средства на саморекламу и карнавал во время чумы?

 

 

В моем роду нет никаких особых колдунов-экстрасенсов, провидцев или пророков. Я – самая обыкновенная. Поэтому, что бы ни случилось, -  все у меня в порядке. У меня нет конкурентов. Не потому что я лучше всех, а просто потому, что я сама по себе: люблю друзей и не думаю о плохом. Быть собой – это не иметь конкурентов.

 

Не навреди клиенту! Это – первейшее правило любого адвоката. По закону и правые, и виноватые – все имеют право на защиту. Защищая – не навреди!

 

Почему-то профессионалов по призванию очень мало. В основном – «по выбору», «по обстоятельствам», «по рекомендации», «по случаю».

 

Знания выигрывают процесс, а эмоции – помогают выигрышу. Ни один адвокат не отказывается от такой дополнительной силы.

 

Мы почему-то не хотим учиться на старых ошибках. Новые нам подавай – свои собственные! Это то, чего я всегда боюсь – бестолковости.

 

Мой папа очень любит рассуждать об ошибках наших политиков. Я его очень люблю! Но не за эти рассуждения. Как-то стоит он с зимней лопатой во дворе и – опять полемизирует… А я ему и говорю: «Пап! Знаешь, что такое государство? Видишь свои пятнадцать соток? Это – твое государство. А ты здесь – правитель. И ты должен править разумно и добросовестно. Чтобы забор свой ты сам ставил и чинил его, а не ждал милости от местных властей. Чтобы ты возделывал и удобрял свою землю, разумно воспитывал нас, своих детей. А мы – своих внуков. И вот, когда каждый будет заниматься своим государством в своей семье, нам не придется рассуждать о том, что правительство дурное и плохое. И жить в старости мы будем не на «голую» пенсию, а опираться на силу детей. И правнуки и внуки тогда придут на могилку. Вот – государство!» Улыбнулся тогда мой папа в ответ, улыбнулся и больше при мне никогда не «политизировал».

 

 

Природа диктует нашим желаниям законы жизни. Отчего же – встречно - наши желания диктуют природе закон смерти?

 

Хорошая книжка «выключает» время.

 

Внутри каждого человека есть его «природа». Богатая, или не очень, экологичная, или уже испорченная. Душа после того, как «побыла на природе», встретившись с внутренним миром сильного, искреннего и чистого человека, чувствует себя отдохнувшей.

 

До массовой бесчеловечности можно дойти и в одиночку. А вот подняться к званию Человека можно лишь сообща.

 

Каждому известно состояние недовольства собой. Только одни начинают хандрить, когда работы больше, чем развлечений. А другим недовольство – нагрузка слаба, развития нет!

 

Дисциплина – это следствие взаимного уважения.

 

Душа опытного адвоката – «нейтрино». Она проникает сквозь любые препятствия, не приобретая при этом никакого попутного «заряда».

 

Жизнь должна питаться жизнью. Если «кормить» ее ревностью, ненавистью, завистью, злобой, - жизнь отравится.

 

Живущие в утопиях возвышают тех, кто их топит.

 

Добро и зло. Силы притяжения или отталкивания для людей? Кому как.

 

Чужое горе кормит многих «счастливчиков»!

 

Почему человеку, верящему в силу духа, в честность отношений, в высшие идеалы и мотивы жизни, приписывают ношение «розовых очков»? И кто об этом так уверенно говорит? Тот, кто уже привык ходить в чёрных?

 

В здание суда адвокат и его клиент заходят под общим флагом, на котором можно было бы начертать: «За успех нашего дела!». Однако, если успех состоялся, то обратно из здания суда клиент выносит свой флаг уже единолично, и девиз уж не тот: «Мало!!!»

 

Злом не насытишься. А счастье – это когда в твоем лексиконе нет слова «мало!»

 

Большинство людей по отношению к обилию законом нормально неграмотны. Поэтому они вынуждены обращаться к профессионалам. Но любой профессионал-юрист обязательно имеет в своем опыте встречу с людьми особыми – невменяемыми по отношению к закону.

 

Как находит свой своего? Путем заданного уровня информационной среды коммуникации. Буквально: через что общаться? Через «…а помнишь?», через драку, через рабочую совместность понятий, через высокое искусство или технологии самозабвения. Через что?! Свои водятся только в родственном горизонте. «Лифтом» между социальными слоями обладают не все.

 

Все порядочные люди – почему-то не местные. Вы замечали?!

 

Многие  адвокатские дела невозможно решить, прикасаясь к ним поверхностно – приходится буквально «прорастать» в иную жизнь. Которая после этого навсегда становится еще одной гранью личного опыта. Так, от встречи к встрече, набирается уникальная многогранность профессионала.

 

Человеческий фактор – вот что помогает защитить человека там, где человек беззащитен перед формальными законом.

У всякой проблемы есть свой «радиус» - круг тех, кто в эту проблему втянут. Кто-то решает свою задачку в одиночку, кто-то – всем миром. Длину радиуса человек назначает себе сам.

 

Если почувствовать другого человека удается прежде, чем его понять, то понимание будет носить взаимовыгодный характер – стремление к человечности.

 

Дальновидные люди боятся жить «пусто». Каждый день стараются наполнить активными делами, продуктивными идеями, новыми качествами бытия. А некоторые даже признаются: «Вот наступит старость, оглянусь, а вдруг там – пусто… Задним числом не исправишь. Поэтому и стараюсь сейчас».

 

Те, кто жизнь «делит по справедливости» не поймут тех, кто в ней друг с другом «складывается».

 

Если в обществе нет свободно образуемых «коллективных организмов» - клубов по интересам, объединенных энтузиастов и единомышленников, - то подобное общество не имеет и коллективного сознания.

 

От чего зависит активность человека? От возможности быть активным.

 

Хочешь, чтобы тебя помнили? Тогда не забывай о других.

 

Линия – сгибает, выпрямляет, кладет плашмя. Восставший превращает этот минус в плюсы.

 

Любой человек – огромный мир, в котором мы ищем то, что хотим найти. Одни привыкают искать в другом недостатки, а другие – только достоинства. И что в итоге? Каждый «искатель» становится внушительной кладовой того, что искал.

 

*********************************

 

Помните книгу «Быть прокурором», выпущенную прокуратурой республики десять  лет назад? Книга очень оригинальная и своеобразная. Ее содержание не устарело и сегодня. Почему? Как человек, напрямую причастный к этому изданию, я считал и считаю, что все глубоко человеческое – личные переживания, мысли, особая своя судьба – все востребовано в ином времени даже больше, чем нечто просто познавательное. Потому что в субъективной чьей-то жизни пульс эпохи чувствуется напрямую.

 

Мы все состоим из «жизненных штрихов», которые, собственно, и представляют интерес для иных поколений.

 

Для человека, очень сильно поглощенного службой, главное – не жить воспоминаниями. Живущие «назад» получают удовольствие, опускаясь по надежным и испытанным ступеням жизни в свое прошлое. А им кажется – жизнь продолжается! Да, продолжается, только вспять… Соблазн оказаться в воспоминаниях велик и машина времени внутри каждого из нас – система безотказная. Поэтому иногда буквально приказываешь себе: «Будь в настоящем! Чтобы идти в будущее!» А как иначе? Конечно, я уважаю прошлое и люблю его. Но воспоминания не должны доминировать в моем активном существовании.

 

Замечали: если активного пожилого человека, бывшего нашего сотрудника, отставного специалиста называешь «ветераном», - обижается. Среди тех, кто привык жить делом, «бывших» не бывает.

 

Опыт нас изменяет. Опыт – наш истинный творец. Человек – странник и путешественник в возможностях своего времени и среды. Опыт заставляет нас «прирастать» к месту. И он же заставляет нас двигаться, обновляться. Мне по характеру ближе постоянство существования и стабильность отношений. Но в действительности для человека службы нужна иная готовность: приказ! новое назначение! переезд! и все опять с самого начала… Есть люди, которые легки на подъем и легко проходят маневры судьбы. Мне же всегда было не просто жить в переменах. Сначала покинуть Сарапул и перейти на службу в Ижевск. Потом – назначение в Сибирь, в Томск. Потом – вновь возвращение в Ижевск. Но я благодарен судьбе за возможность приобретения такого опыта. Через эти переезды мой природный консерватизм получил необходимую гибкость.

 

В продолжение темы. Опыт любого специалиста имеет свою «оседлость». Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что позволяет «прорастать» в местные проблемы очень глубоко. Плохо – что к функциональному действию начинают подмешиваться какие-то личные мотивы. Человек-обыватель начинает прорастать в человека «казенного». Так возникает риск ошибок и неправильных решений. Система специально «перемешивает» время от времени свих сотрудников, чтобы защититься от излишней субъективности в казенном деле. Все это понимают.

 

Пять лет я жил и работал в другом регионе. Не в национальной республике, а в Томской области. Имел возможность погрузиться в иные пространства, в иные взаимоотношения, в иной колорит местной культуры. Здорово! Томск – древний форпост России за Уралом. Все чрезвычайно интересно: и первые созданные университеты в Сибири, и уникальная история огромной Томской губернии, и до сих пор заметный «интеллектуальный след» царских ссыльных – просветительская деятельность опальной, но не сдавшейся элиты русской культуры… После этого опыта, на переезды-передвижения я стал смотреть по-другому. На передвижения во всех пространствах: физическом, мысленном, историческом, смысловом. Движение – это жизнь!

 

В нашей профессии и впрямь иногда задают риторический вопрос: «Кто лучше? Или варяг-приезжий? Или свой, выросший на месте?» Мне повезло: я побывал и в роли «варяга», и в статусе «своего». Могу теперь объективно сравнивать одно с другим, анализировать и делать свои выводы. А выводы очень просты: все, абсолютно все зависит от качеств твоей личности. Только так! Ведь и варяг может «заржаветь» на высоком посту точно так же, как местный кандидат. Забота о том, чтобы не запятнать себя – это как правила личной нравственной гигиены. И они соблюдаются независимо от того, где ты трудишься и с кем. Ответ-то простой. Как всегда.

 

Мы часто слышим от других и часто повторяем сами: «В человеке должен быть стержень!» Та сила, которая позволяет ему быть прямым и несгибаемым в «шатающихся» внешних условиях и «кривых» правилах. Стержень – это воспитание. Стержень нельзя назначить приказом. Его можно только воспитать – стать подобным среди подобных. Воспитанным профессионалом в коллективе воспитанных профессионалов. Без здорового коллектива и контакта с носителями высших жизненных примеров, стержня у новичка не получится. Такой в кривом предпочтет быть кривым, а в шатающемся – шатающимся. Воспитание – это то, что передается от поседевшего живого опыта новой живой силе, как общее достигнутое знание и ценность, а не создается с нуля и поодиночке.

 

Еще о воспитании. Как и талант, воспитание дается людям от рождения. Мне так кажется. А вот дальнейший рост – это целиком плоды упорного труда. С той лишь поправкой, что плоды изначально данного таланта выражаются в достижениях ремесла, а вот плоды возделанных зерен человечности расположены целиком в нашем внутреннем мире. Отчего и возникают определенные сложности при передаче ценностей и достижений из одного внутреннего мира в другой.

 

Афоризм – это плод наших размышлений. Не листья, не шум ветра в ветвях, не толщина ствола… Плод! Максимум жизни в минимуме объема. Та единственная форма, что способна переносить опыт и содержание из одного времени в другое время.

 

Знаете, чем отличается кампания от кампанейщины? Внешне они практически неотличимы. А внутренне… В одном случае, человек осознанно стремится к общему результату, осознанно вкладывая в него максимум личных усилий и инициатив. В другом случае, все механистично: сказали делать – делаю. Функционерство позволяет производить работу, но не позволяет ее одушевить. Это – «холостой ход»: машина работает, шумит, крутится, требует для себя ресурсов, а на выходе – ничего нет.

 

Я человек, несомненно, верующий. Но для служителей религии и массовых культовых технологий личная живая вера моя вряд ли пригодится.

 

Как юрист могу вот что сказать: в современных законах пропало самое главное – краткость и однозначная понимаемость изложенного. Витеватость, расплывчатость, большие размеры текстов законодательства – эта «паутина» не выгодна простому гражданину, который живет не от лукавого. Запутаться очень легко. Юридическая казуистика – увы, не самый лучший из итогов общественного развития. Казуистикой кормится та сила, что ее создает. Казуистика – это способ изымать прибавочный продукт в свою пользу. Сегодня в юриспруденции, к сожалению, форма преобладает над содержанием. А, значит, формальность важнее всего.

 

Люблю бывать на природе. Замрешь посреди леса, счастливый, спокойный - ни единой шумной мысли нет в голове! Дикие птицы едва ли не на плечи садятся. Не считают пришельца в этот момент за чужого.

 

Думаю, в ближайшие лет пятьдесят нашей стране не грозят никакие социальные «переломы». Потому что поколение, сформировавшееся в девяностые годы, выросло и занято продуктивной деятельностью. Именно это поколение. От молодых специалистов, сформировавшихся в условиях хаоса, исходит тенденция к стабильности и развитию.

 

Явление жизни людей в огромном обществе так и не познано. Что это за скопление индивидуумов? Для чего? Почему так труден процесс коллективного мышления? Почему общество чаще развивается в потенциальных минимумах – самотеком? Сколько вопросов! Бессилие общества перед трудностями коллективного мыслительного процесса заканчивается очередной революцией… А стоит ли?

 

Мой любимый тост, который я всегда поднимаю в кругу друзей: «За разум!» – За не спящее состояние наших мыслительных способностей. За объективное и здравое отношение к любым явлениям жизни. За умение всегда видеть себя самого со стороны. За умение совершать правильные поступки, подчиняясь правильной интуиции.

 

 

Равновесие в свободном движении куда приятнее и проще, чем цирковой номер – показательное служебно-трюковое равновесие в заданной точке.

 

Регламентация каждого жизненного шага – не есть добро. Все мы знаем, что за лютый зверь кормится жертвами лабиринтов.

 

Быть человеком – труд добровольный. Ни один регламент, рамки, инструкции, приказы или положения этому не научат.

 

Власть прибегает к системе запретов лишь тогда, когда достигает высшей точки ее собственное бессилие. Мир мысли обычно становится первым перед палачом, размахивающим карательным топором и оглашающим «запрещенное». Увы, избыток явной внешней запретности приводит, чаще всего, к избытку внутренней скрытой распущенности.

 

Формализм – колея очень глубокая. Попавший в нее, может «забуксовать» навсегда. С места его ничем не сдвинешь! Так и рождаются легенды о страшных чиновниках.

 

Безвременье, безголовость, безобразность, безразличие, безучастность… Все как-то – «без»! Оно нам надо?

 

Только благое намерение концентрирует около себя то, что впоследствии становится благополучием и благодарением. Все хорошее обладает одной уникальной способностью – с радостью примагничивается друг к другу. А зло – всегда толкается.

 

Личность без внутреннего стержня всего боится. И нация без такого стержня – овца.

 

Болото засасывает. Ненасытность материального века без помощи крыльев не перейдешь – засосет.

 

Прокурорский опыт последнего десятилетия: трагедия экономического характера затмевает трагедию физическую. Потерять деньги и имущество стало страшнее, чем потерять саму жизнь, или потерять близких. Идея собственности и капитала захватила власть в головах людей и обесценила власть сердца. Гибель денег переживается сильнее, чем гибель человека. Это кажется невероятным, но так оно и есть.

 

Что проповедуется в обществе потребления? Ничего общего! Каждый проповедует лишь свой собственный интерес. Быть человеком общественным стало малоинтересно.

 

Так и кажется: Россия втянута во всемирную войну против человеческой нравственности. Так и кажется: уже десятки миллионов наших сограждан пали обездушенными жертвами в этой невидимой войне. Так и кажется: интеллектуальное ополчение наконец-то набирает размах и держит «оборонку» духовный тыл. Значит, выстоим и победим! Как всегда.

 

Время – ось, на которую нанизаны колеса истории. Как в детской пирамидке. Изначальная история у основания широка и устойчива, а вершинка – колесико не великое… Что дальше? Никто не знает.

 

Выросшие в безвременье, мгновений не ценят.

 

Будущее – это же целый «букет» взаимосвязанных будущих: национальных, культурных, физических, нравственных, территориальных, языковых, ментальных будущих… Букет! И как не поинтересоваться: а не сильно ли он завял? Поскольку завтрашняя жизнь – вечная невеста для дня сегодняшнего. Что-то приготовил ей женишок на сей раз?

 

«Жизнь, или кошелек?» Хм… Смотря кто задает нам этот вопрос. Жизни отвечаем: «Жизнь!» А если главным начальником судьбы выбран кошелек – «Кошелек!»

 

Стремление к одиночеству присуще для тех, кто много на себе «везет» служебных тяжестей. Но это – не депрессия, когда человек «закрывается» в принципе. Для активного человека момент одиночества - это просто отдых от шума. Такое одиночество в любой момент сохраняет открытость и доброжелательность. Почти все знают: шеф, уединившийся на даче, тем не менее, рад неожиданным гостям от всей души.

 

«Острая» профессия либо обостряет все чувства до предела, либо притупляет их так же. Профессионалы знают, насколько широк этот эмоциональный коридор, за прогулку по которому приходится расплачиваться то сверхчувствами, то бесчувствием.

 

И техническая отсталость может обернуться благом. Выключите повсеместно электричество. И те, кто еще не ушел далеко от печной трубы, окажутся в самом выгодном положении. Все относительно даже на путях прогресса!

 

Чем хуже обстановка бездуховности, тем лучше осознается потребность в ней. «Успеть бы!» - шепчет душа… Рим погиб от невоздержанности желаний и амбиций. А что сегодня? Да то же самое! Общество потребления создает лишь «идеалы» потребителя и в принципе не способно создавать иное. Система, не имеющая нравственного ограничителя, погибает.

 

Склонность к размышлениям не является главной потребностью сегодняшнего общества. Этим занимается лишь узкий круг людей, которые по-прежнему много читают и мало смотрят в телевизор. Остальных средства массовой информации учат иному: развлекайся! веселись или бойся! живи в фантазиях! Хохма преподносится как норма. Но это пройдет. Хохма не может долго стоять у руля эволюции.

 

Каждый человек – драгоценность. Жизнь-мастер постепенно создает из «неотесанного» настоящий бриллиант. И для завершения своей миссии ему, конечно же, потребуется соответствующая «оправа»: красивая семья, красивое дело, красивая речь, красивые друзья, красивые мысли, красивое прошлое, красивое настоящее и красивое будущее.

 

Тем, во что мы «вложились», остальным можно будет пользоваться и без нас.

 

Удачная формулировка подобна вспышке в бесконечном пространстве повседневной речи. Сформулированная мысль, как маяк. Она помогает не заблудиться в океане бессмысленных слов. Сами идеи целиком зависят от силы и точности формулировок. В этом – их свет. Сформулированные идеи помогают новому поколению не потерять курс предыдущего. Вот поэтому маяки разума поднимают как можно выше и не разрушают даже во время войн.

 

Лучшими своими достижениями трудно поделиться, если людей приучили постоянно готовиться к самому худшему.

 

«Размах» исторического зрения настоящего лидера тем и хорош, что время бытия присваивается. От самого начала и до конца.

 

Жизнь – многосерийный фильм. Сценаристы знают о том, о чем не догадываются актеры. А актеры знают о том, о чем зрители даже и не подозревают…